Бьет – значит любит: почему процветает домашнее насилие и кто в этом виноват?

Бьет – значит любит: почему процветает домашнее насилие и кто в этом виноват? Фото: junona.pro

Известный барнаульский психолог объяснила, что чаще всего становится причиной домашнего насилия

Помните старое выражение "Бьет – значит любит"? А знаете, откуда оно пошло? Появилась такая установка с принятием христианства на Руси. Какими бы дикими, грязными и отсталыми не изображали язычников современные российские кинематографисты, жен (не наложниц и рабынь) те не били – до православия это было запрещено.  За дам горой стояли их отцы и братья, поэтому при желании можно было даже уйти от мужа, если отношения не сложились.  

После позиция поменялась кардинально. Муж стал не партнером, а практически богом, который должен был следить за женой, как за малым ребенком, и всячески способствовать спасению ее души. И рукоприкладство как нельзя лучше уберегало от Геенны огненной. В XVI веке в памятнике светской письменности "Домострой" даже описали, как наказывать жену правильно. Собственно, из-за этого данный труд, при прочей его безобидности, со временем стали соотносить только с грубым патриархатом.

Так и продолжалось долгие века, и не только в России. Но если во многих странах домашнее насилие как часть воспитания жены и детей все-таки пересмотрели, у нас это до сих пор норма во многих семьях. На это не смогли повлиять даже большевики, которые в целом на женщин смотрели довольно прогрессивно. И "бьет – значит любит" перекочевало из царской России в СССР, а теперь и в современность.  Самое интересное, что многие женщины одобряют такую установку. Почему это происходит, журналисту "ТОЛКа" рассказала известный психолог Светлана Смирнова.

– А часто ли женщины рассказывают о домашнем насилии? Охотно ли говорят об этом?

– Вы только про женщин спрашиваете, а вообще бывают и случаи, когда женщины бьют мужчин. Но если говорить конкретно о насилии над женщинами, то тут стоит иметь в виду, что есть женщины, которые с детства играют роль жертвы, им нравится привлекать внимание через это, и они провоцируют мужчин. Мужчина срывается, бьет, и она это демонстрирует всем, обращается за помощью.

Конечно, есть и деспоты, но многих мужчин просто провоцируют, и они сами потом ужасаются тому, что сделали, собираются и уходят от таких женщин. И потом дамы приходят и говорят, что это у них был уже пятый муж и каждый ее бил. А вот когда она понимает, что это все из-за нее, что это из-за ее детства, тогда ситуация сдвигается с мертвой точки.

– Насколько существенна проблема бытового насилия для России?

– Вопрос этот у нас стоит очень остро. Только он решается неправильно – всех насильников не пересажать. Будут появляться новые, это идет из семьи, акцент нужно делать на этом. Сейчас все кричат, что закон приняли о декриминализации насилия. Но зачем жить с человеком, который вас бьет? Женщины часто жалуются, что полиция не приезжает на такие вызовы, а не приезжает она потому, что женщины сначала вызывают, а потом забирают заявление, говорят, что припугнуть хотели, а полиция не для того, чтобы пугать, она серьезными вещами занимается. И вся эта война полов потому, что люди по-другому не умеют, им нужно скандалить, драться, а некоторые еще после идут на телевидение, смакуют, рассказывают. Женщина в свою семью это приносит из семьи, где она выросла – это порочный круг. Если здравомыслящую женщину изобьет муж, она просто от него уйдет, напишет заявление и забирать его не будет.  Мы же не на острове живем, окруженном водой.

У меня такой случай был в практике: женщина 20 лет жила с человеком, который ее бил, уходила и возвращалась, так как пресная жизнь не для нее. И при этом она сидит на сеансе и рассказывает о том, как ей не хочется быть вместе с насильником и алкоголиком – это очень запущенный случай и работать с такими проблемами нужно не силовым структурам, а психологам. Полиция должна заниматься конкретными преступлениями, а не решать подобные семейные вопросы. Было бы прекрасно, если бы в органах таких людей перенаправляли на телефон доверия.

– А как в Европе такую проблему решили? Там и к женщинам по-другому относятся, и к детям.

– Там женщины сами изменились. Мы все время бьемся за равноправие, но как только дело коснется ответственности, наши женщины сразу прячутся. В Америке, если ты назвалась равной мужчине, то и нечего раскачивать лодку. А у нас выходит, что я вижу, что мужчина сильнее меня, но все равно буду его провоцировать, потому что я женщина, я инфантильная и мужчина должен терпеть. Если это так, то принимайте свою слабость. Если вы феминистка, то берите на себя ответственность. Терпеть готовы не все мужчины. Есть, конечно, воспитанные, со взрослым хорошим фильтром, которые никогда даму не тронут, а есть и совсем другие.

– Можно ли на это как-то повлиять?

– Мы сами выбираем себе семью, и именно мы можем изменить ситуацию. Разводы у нас разрешены, переезды в другие города и страны тоже. Если женщина соглашается на побои, то она принимает роль жертвы. Значит, больше ничем внимание общества она привлечь не может.

– А если человек психически болен и из-за этого может навредить своей семье, можно ли это понять по каким-то звоночкам?

– Нет, мы не можем контролировать всю жизнь, будут ситуации непредсказуемые. Понять, нормальный человек или нет, могут только специалисты. А женщинам я посоветую наблюдать, если ты ходишь с человеком бок о бок к его друзьям и близким, то ты в любом случае заметишь какие-то странности. А там уже и стоит принимать решение, выходить за такого человека замуж или нет. Просто тут еще в чем дело – дамы видят, что что-то не то происходит, что мужчина, например, много пьет, но по каким-то причинам решают все-таки связать с ним жизнь – нравится его семья, родители хорошие и так далее. Вот в таких случаях ответственность лежит полностью на женщине, это ее выбор, и помочь ей тут никто не может, кроме нее самой.


1000

Лента новостей

Лента новостей