Единоросс Сергей Приб - о "кухне", перепалках и нежелании играть в "театр"

Обозреватель, Политика, 6:04, 30.03.2021
Сергей Приб
Сергей Приб Фото: пресс-служба фракции "Единая Россия"

Лидер фракции "Единая Россия" в краевом парламенте рассказал, почему этот пост - не миссия, а колоссальная ответственность

Сергей Приб стремительно ворвался в краевую политику, став в 2016 году не только депутатом, но и главой фракции партии власти в региональном парламенте. В интервью "Толку" он рассказал, жалел ли когда-нибудь о взятой нагрузке, приходилось ли "ломать" членов фракции под непопулярные решения и почему он не считает нужным вступать в словесные дуэли с представителями оппозиции.

Это четвертое – заключительное – интервью в серии бесед с лидерами фракции краевого заксобрания, посвященной итогам работы уходящего созыва. Ранее "Толк" поговорил с Александром Молотовым ("Справедливая Россия"), Марией Прусаковой (КПРФ), Владимиром Семеновым (ЛДПР).

"Порой немного сожалел"

– Завершается работа созыва, который с самого начала оказался для вас "боевым" – вы не только впервые стали краевым депутатом, но и сразу возглавили фракцию. Ни разу не жалели, что заняли этот пост?

– 2016 год для меня действительно был переходным. В июле я стал руководителем "Алтайкрайэнерго", если вы помните, компания тогда находилась в тяжелом положении, в сентябре – депутатом АКЗС, а в январе возглавил фракцию "Единая Россия". Все это стало для меня настоящим вызовом.

Особенно сложно мне было решиться на руководство фракцией, которая принимает решения, определяющие жизнь региона. В том числе не всегда популярные и вызывающие широкий общественный резонанс.

Жалеть — точно не жалею. Да, это испытание, но и большой опыт. Это совершенно другой подход к формированию региональной экономики, законодательной базы.

– Без руководства фракцией вы бы его не приобрели?

– Нет, конечно. Невозможно научиться плавать, не погружаясь в воду. Без работы на этом посту у меня не было бы возможности так глубоко понять политическую кухню, ощутить объем ответственности и изучить тонкости законотворчества.

– Вы можете сказать, что теперь вы себя чувствуете серьезным региональным политиком?

– Знаете, я не стремился в политику, но так сложилось. Все мы набираемся опыта, растем и развиваемся в процессе работы. Поначалу к масштабам серьезной политики я не был готов. Но коллеги доверили пост руководителя, значит, вариантов у меня не было — пришлось погружаться в эту работу. Удалось ли мне стать политиком — время покажет.

Сергей Приб
Сергей Приб
Фото: пресс-служба фракции "Единая Россия"

– Не было такого, что "все, не хочу больше"?

– Было, ведь я живой человек. Были и сложные решения, и несостыковки во мнениях членов фракции по каким-то вопросам. Порой я даже немного сожалел о взятой ответственности.

Это как в большом спорте — есть успехи и неудачи. Здесь так же. Но трудности делают нас только сильнее, заставляют двигаться дальше. Главное – уметь их преодолевать.

"Переманивать – не наша история"

– "ЕР" в начале созыва удалось переманить двух членов фракции "Справедливая Россия" – Алексея Найдена и Павла Шумихина. Не было планов пополнить объединение еще кем-то?

– Я бы хотел поправить — мы никогда никого не переманивали, не зазывали и не зазываем. Если говорить конкретно об этих двух депутатах, то они сами проявили инициативу, прошли все наши согласования и вошли во фракцию.

Во всех фракциях АКЗС есть достойные люди. Но мы к себе никого не переманиваем.

– То есть не было у "ЕР" задачи нарастить численный состав, чтобы укрепить позиции?

– Ни в коем случае. Переманивать человека из другой фракции, давать какие-то обещания — не наша история. Даже мысли кого-то кулуарно подговорить, сказать, что в "ЕР" лучше, не было. У нас качество превалирует над количеством.

"Серые полутона не признаю"

– В начале созыва два эсэра перешли к вам, затем случилось массовое исключение из партии членов фракции КПРФ, под занавес начались трения в ЛДПР. "ЕР" не запомнилась крупными политическими скандалами. Почему?

– Наша фракция состоит из представителей самых разных сфер: бизнеса, сельского хозяйства, образования, медицины и т. д. Мы все разные. И у нас бывают сложные обсуждения. Но у всех есть право высказаться, иметь отличное от других мнение. Фракционная дисциплина у нас жесткая, но сказать, что мы кого-то притесняем, нельзя. Даже когда у нас возникают споры, мы разговариваем и находим компромисс.

– Вы говорите о жесткой дисциплине…

– Я же производственник — для меня есть "да" и "нет", черное и белое, серые полутона я не признаю. Я, кстати, поэтому не принимаю позицию "воздержался" при голосовании.

Дисциплина, да, есть. Мы проговариваем позицию фракции, обмениваемся мыслями и в итоге приходим к общему знаменателю. Ведь некоторые наши решения, которые мы принимаем сегодня, приобретают значение и демонстрируют свою правильность спустя только какое-то время, иногда год или два. Нужно за деревьями видеть лес.

Сергей Приб
Сергей Приб
Фото: пресс-служба фракции "Единая Россия"

– Недавно лидер фракции "СР" Александр Молотов в интервью "Толку" высказал мнение, что в "ЕР" много интересных людей, но они теряют свою индивидуальность, когда включается фракционная дисциплина. Вы согласны с этим?

– Позиция Молотова пусть остается его точкой зрения, он имеет право на любые высказывания. Но пусть он занимается делами своей фракции.

– Не было ли такого, что при обсуждении каких-то сложных вопросов представители реального сектора экономики возражали и говорили, что исполнять решение будет сложно?

– Давайте вспомним законопроект Общественной палаты по пивным точкам (документ увеличил минимальную площадь заведений общепита, расположенных в жилых домах, где можно торговать алкоголем, — прим. ред.).

Не секрет, что в нашу фракцию входит руководитель одного из лидеров пищевой отрасли края — Бочкаревского пивоваренного завода. Даже он, понимая, что продажи его продукции могут упасть, выступая на фракции, поддержал законопроект. Потому что это решение наводит порядок, увеличивает дисциплину на рынке и т. д. И самое главное – повышается культура легальных продаж в общественных местах. Неужели дети должны гулять около неуправляемых "наливаек"?

– То есть вы никого не ломали?

– Есть же здравый смысл. Мы прилагаем все усилия, для того, чтобы работать правильно и прозрачно. У нас даже не возникает такой постановки вопроса.

"Фракция не заставляла нарушать закон"

– У "ЕР" в этом созыве были и "черные" страницы, когда по уголовным статьям осудили некоторых членов фракции. Это как-то ударило по реноме объединения?

– За последние два-три года мы увидели много случаев привлечения к административной и уголовной ответственности должностных лиц, депутатов. Разных политических взглядов. Не только в крае, но и в Сибирском федеральном округе, на федеральном уровне. Нет смысла перечислять всех.

Нашу фракцию это тоже не обошло стороной. Но все случаи индивидуальны и касаются той экономической деятельности, которую вели депутаты еще до избрания в АКЗС. Конечно, при желании этот процесс можно вписать в политический контур, но такова жизнь.

В любом случае речи не идет, как вы понимаете, о том, что это фракция их заставила нарушать закон, выполняя депутатскую работу. Все ездят за рулем, но кто-то превышает скорость, кто-то пересекает сплошную, а кто-то соблюдает правила.

Сергей Приб
Сергей Приб
Фото: пресс-служба фракции "Единая Россия"

– Была история, когда несколько депутатов фракции выступили в поддержку задержанного коллеги — Всеволода Кондратьева. Это было фракционное решение или просто группы депутатов?

– Нет, фракционного решения здесь точно не было. Это личные отношения депутатов. Некоторые из них посчитали нужным написать обращение в защиту Кондратьева. Фракция не запрещает подобное. Но как депутатское объединение ни в один судебный процесс мы не вмешиваемся.

– Пытались ли вы как-то договариваться с Андреем Волковым, который незадолго до ареста, по сути, встал в оппозицию к руководству АКЗС?

– С ним бесполезно было о чем-то говорить. Мы его "потеряли" в первый же месяц после избрания в созыв. Думаю, он с самого начала искал только иммунитет. И его демарш против всех был, считаю, попыткой как-то себя защитить. Повлиять на него было невозможно.

Осипов в обойме

– В совершенно другом контексте фракцию покинул Андрей Осипов, он занял пост бизнес-омбудсмена. Вы с ним говорили о причинах его ухода?

– Мы долго обсуждали этот вопрос. Конечно, он был во фракции одним из самых опытных депутатов с точки зрения законотворческого процесса — четыре созыва отработал в краевом парламенте. Но фракционно мы понимали, что бизнес сегодня находится в состоянии потрясения — изменились законодательство, налогообложение, дают о себе знать последствия пандемии. И мы понимали, что нужен человек, который знает, как защищать предпринимателей, знает правовую базу, работу краевых и федеральных органов власти.

Мы прошли непростые публичные обсуждения. В итоге нас подержали. За время, что Осипов работает, мы уже много раз с ним встречались, обсуждали варианты поддержки бизнеса. Сейчас он начинает объезжать территории, проводить встречи с предпринимателями. Для нас это ответственное решение.

– То есть не было задачи освободить место Осипова?

– Нет, конечно. Он всегда был в "обойме", в команде. Политической грамотности ему не занимать. Для него это, я считаю, рост, шаг вперед.

"Оппозиция — на своей волне"

– В течение созыва и КПРФ, и особенно СР не раз говорили о том, что фракция ЕР "позаимствовала" их законопроекты и под своей инициативой провела, хотя выдвинутыми от оппозиции не принимала. Насколько справедливо такое суждение?

– Оппозиция всегда была, есть и будет. Она всегда на своей "волне". Это нормальный политический процесс. Конечно, мы все мыслим в одной логике — хотим, чтобы в регионе стало жить лучше и комфортнее. Все фракции нацелены на это. Но мы понимаем: что-то можно сделать в этом году, а что-то — только в следующем.

Каждому законопроекту — свое время. Можно заявить популистский законопроект, но под него не будет финансирования. Мы могли два года назад обсуждать какую-то инициативу, но тогда не было средств для ее исполнения, регион был не готов. А сегодня мы возвращаемся к этой теме, потому что сформировалась ресурсная база. Так в чем нас обвинять?

АКЗС. Депутаты. Сессия
АКЗС. Депутаты. Сессия
Фото: Виталий Барабаш

– Оппозиция находит аргументы.

– Да пожалуйста. А мы — делаем.

Сколько нацпроектов сегодня реализуется! Нельзя не признать, что они качественно улучшают жизнь людей. Мы голосуем за них, а оппозиция их, порою, не поддерживает. Программа местных инициатив. Сколько уже всего построено в крае по ней? Мы голосуем – за, оппозиция — против. И такие примеры можно приводить бесконечно.

– По поводу "против". Не всегда и не все оппозиционные фракции голосуют против. Есть мнение, что иногда, когда "ЕР" очень нужно, она идет к ЛДПР или к "СР" и договаривается о совместном голосовании. Это так?

– Мы всегда обсуждаем с коллегами любой законопроект, и делаем это как без камер, так и публично. Никого ни к чему не принуждаем, но отстаиваем свои позиции. А узнаем, кто как будет голосовать на итоговом заседании — сессии.

– Это не вопрос торга?

– Для торга нет предмета. Во фракции сейчас более 40 депутатов – профессионалов в своих сферах с большим опытом и знаниями.

Политические дивиденды на оскорблении

– Вы лично как человек, как лидер фракции реагируете на критические выпады со стороны оппозиции? Они вас задевают?

– На многие выпады, которые ставят целью спровоцировать конфликт, стараюсь не реагировать. Смысла в этом нет. Не спорю, какие-то вещи задевают. Но время рассудит, кто был прав, а кто нет. Люди пытаются получать политические дивиденды на оскорблении кого-либо или жесткой и неконструктивной критике.

Но вопрос-то надо ставить иначе: а вы что сделали, чтобы было по-другому? Давайте сравним, убрав политические флаги, кто и что сделал: за какие проекты отвечали и брались мы, и за какие — другие депутатские объединения. Это будет лучший способ без эмоций сравнить эффективность работы.

Самое очевидное — мы закладывали в бюджете софинансирование по всем программам, реализуемым по нацпроектам. А оппозиция, бывало, вся голосовала против бюджета! Как вообще можно это делать?

Если бы все мы проголосовали против бюджета, то не наступил бы финансовый год. Это значит, что муниципалитеты остались бы без воды и тепла, а бюджетники без зарплаты. Прекратилось бы любое движение денежных средств. И что кому доказали бы? Был бы полный коллапс в мирное время. Зато все бы почувствовали свое величие — как кровь в жилах могут остановить. Какой в этом смысл? Пиар ради пиара?

Сергей Приб
Сергей Приб
Фото: пресс-служба фракции "Единая Россия"

"Мы, что театр?!"

– Оппозиция, возможно, видит свою задачу иначе. Кстати, в связи с этим вот какой вопрос. Представители малых фракций нередко ярко выступают по каким-то темам. Условно Мария Прусакова зажигательно высказывается против какого-то вопроса сессии, ее фразы цитируют, разбирают на фразы, о ней пишут. А вот со стороны "ЕР" такие яркие спикеры, оппонирующие коллегам, редко выступают. Почему?

– Мы ушли от практики "фракция на фракцию" сознательно. Потому что в этом случае депутатская дискуссия превращается в обычную перепалку — шоу, кто кого круче польет грязью. Мы что, театр? Пускай Прусакова делает, что считает нужным. Мы не будем в этом участвовать! Мы будем рассказывать, что мы делаем. Для нас в приоритете реальная работа на пользу жителей края, а не безответственные выступления на броневике.

– Но вам не кажется, что в донесении информации до избирателя вы проигрываете?

– Я понимаю ваш медийный интерес. Но вам не кажется, что избиратели уже перегружены лишней информацией? Вот эти околополитические моменты, когда обсуждается, кто с кем поздоровался, кто, образно говоря, кепку поправил, вообще нивелируют значимость законодательного органа как института. Я считаю, неправильно сводить важность работы заксобрания к выяснениям отношений — кто кого злее покусает. Куда мы так скатимся? Другим нужно заниматься.

"Перетягивать канат недопустимо"

– Если бы вам снова предложили стать руководителем фракции в следующем созыве, вы бы согласились?

– Первое — для начала нужно этот политический этап завершить. Второе — даже если будет принято решение о моем участии в выборах, не известно, каким составом зайдет "ЕР" в следующий созыв. А выбор руководителя фракции – коллективное решение. Так что точно не ставлю себе сейчас такой задачи. Тем более, что это колоссальная нагрузка, а не почетная миссия.

– А желание участвовать в выборах есть?

– Думаю, да, я живу на своём округе, работаю и хочу и дальше вносить вклад в его развитие.

– Правильно понимаю, что амбиций избираться в Госдуму у вас нет?

– Нет и никогда не было. Я всегда жил в Алтайском крае, мой регион мне дорог, и всю свою судьбу я связываю с ним — хочу жить и работать здесь. Мне поступали предложения о работе в Красноярском крае, в Москве, но я их даже никогда не рассматривал. И я за работу в реальном секторе экономики.

– Что как руководитель фракции вы считаете своим главным достижением, а в чем, понимаете, не доработали?

– Знаете, как говорят: если уже есть достижения, то к чему стремиться? Сегодня у нас 44 депутата, совершенно разных. Выстроить правильные отношения со всеми — непросто. Но мы научились работать консолидировано, слышать друг друга, стали единым целым.

Еще нельзя не сказать, что на этот созыв пришлась смена руководства региона. Это тоже был колоссальный переходный период. Депутаты перестроились — стало больше открытости, выступлений, инициатив. Стали разбирать больше проблем муниципального уровня. Кроме того, стали лучше слышать друг друга исполнительная и законодательная власть.

Я нередко слышу, как говорят, что депутаты должны критиковать правительство, идти вразрез. Я этого не понимаю. Чем больше несогласованных действий, тем хуже региону. Совершенно недопустимо перетягивать канат между двумя ветвями власти. Считаю, что правительство и заксобрание — тандем, который должен работать вместе. А депутат, в свою очередь, должен хорошо владеть ситуацией на округе и при необходимости подключать к решению проблем муниципалитета краевую власть.

Все новости сюжета: Выборы 2021

Читать tolknews.ru в