Как прошло "Кровавое воскресенье" и почему стало переломным моментом в истории

Как прошло Фото: Владимир Маковский/wikipedia.org

Вспоминаем историю одного события, повлиявшего на развитие революции в России

Кровавое воскресенье многие историки называют реальным началом революции 1905-1907 годов. Предшествовавшие этому событию митинги рабочих обычно проходили довольно мирно. Но в этот раз все сложилось иначе. "ТОЛК" рассказывает, что случилось в 115-ю годовщину разгона шествия петербургских рабочих к Зимнему дворцу. 

С чего все началось?

Для России 1904 год спокойным не был: на фоне поражения в Русско-японской войне политической стабильности в стране не было. В это время авторитет начала набирать одна из крупнейших рабочих организаций страны – "Собрание русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга". Ее в числе прочих возглавлял священник Георгий Гапон. Он активно помогал рабочим и занимался их образованием.  

Как пишет "Википедия", со временем Гапон решил не только помогать рабочим, но и возглавить их, и в последующем начал продвигать революционные идеи, настаивая на том, что люди свои права должны отстаивать.

В конце 1904 года "Собрание русских фабрично-заводских рабочих" встало на путь борьбы: активисты организации инициировали две забастовки на мануфактуре Кожевникова и на Ново-Сампсониевской мануфактуре. Обе закончились в пользу трудящихся. Тогда руководство пошло навстречу и согласилось на требования участников протестов. "Собрание" продолжило набирать популярность и силу.

Переломным моментом стал инцидент на Путиловском заводе. Тогда мастер Тетявкин уволил четверых рабочих, и есть версия, что сделал он это именно потому, что все они были членами "Собрания". Гапон и другие руководители этого движения попытались ситуацию уладить, организовали экстренное собрание и составили резолюцию администрации завода с требованием уволить Тетявкина и взять на службу уволенных рабочих. В итоге они послали три депутации: к директору завода С. И. Смирнову, старшему фабричному инспектору С. П. Чижову и градоначальнику И. А. Фуллону и недвусмысленно пригрозили забастовкой.

Каждый из трех адресатов на требования ответил отказом.

В итоге 2 января в отдел "Собрания" пришли 600 человек с разных фабрик и заводов. Присутствующие сообща решили поддержать уволенных и 3 января не выходить на работу, отправившись к главной конторе Путиловского завода поговорить с директором и потребовать увольнения мастера Тетявкина.

А далее началась забастовка, к которой в течение нескольких дней присоединились тысячи рабочих. Причем некоторых, кто бастовать не хотел, с работы снимали силой. Люди во главе с Гапоном требовали восьмичасового рабочего дня, изменения расценок на труд и прочего, но руководители фабрик и заводов навстречу не шли, и тогда список требований от "Собрания" доставили в министерство финансов, глава которого также счел требования рабочих невыполнимыми.

6 и 7 января в "Собрании" решили составить петицию к царю, а священник Гапон даже попросил помощи у литераторов. Забастовка продолжала разрастаться.

По данным фабричной инспекции, к вечеру 7 января забастовали 376 заведений с 99 тыс. рабочих, а всего бастовали 382 заведения со 105 тыс. рабочих. 8 января бастовали все типографии, и в городе перестали выходить газеты. К 10 января забастовали все 625 предприятий города со 125 тыс. рабочих. С учётом же заведений, не подведомственных фабричной инспекции, общее количество забастовавших насчитывало не менее 150 тыс. человек.

Учитывая сложность момента, Гапон написал два письма: одно Николаю II, другое министру внутренних дел П. Д. Святополк-Мирскому. В письме к царю священник сообщал, что рабочие и жители Петербурга, веря в него, бесповоротно решили явиться в воскресенье к Зимнему дворцу, чтобы рассказать ему о своих нуждах. Никакого ответа рабочие в итоге не получили.

Как дошли до кровопролития?

С начала январской забастовки власти следили за развитием событий спокойно. Но спустя время отношение свое пересмотрели. В ночь на 9 января 1905-го боевые подразделения начали занимать боевые позиции. Отряд кавалерии и пехоты насчитывал порядка 31 тысячи человек и 10 тысяч сотрудников полиции.

9  января около 140 тысяч рабочих двинулись к Дворцовой площади.

План был простой: после выхода императора к народу к нему подходит Гапон и вручает петицию с требованием о созыве Учредительного собрания и амнистии политзаключенных. В случае согласия Гапон поднимает белый флаг, в другом случае – красный.

Первыми движение начали рабочие Ижорского завода из Колпино. Им предстояло пройти самое большое расстояние. В 9:00 они объединились с рабочими Невской заставы, но на Шлиссельбургском тракте на их пути встали казаки Атаманского полка, которых было около двухсот. Рабочих же было около 16 тыс. человек. Казаки дали несколько залпов холостыми, рассчитывая напугать бунтарей, однако толпа просто сменила направление и, сломав забор, который отделял улицу от Невы, двинулась дальше уже по льду реки.

На Васильевском острове вышли в путь рабочие численностью около шести тысяч человек. Им также перегородили дорогу казаки. С ними была пехота. Конный взвод казаков начал врезаться в толпу демонстрантов, которых избивали нагайками, рубили шашками и топтали конями. Пока солдаты захватывали одну баррикаду, рабочие строили другую.

У Нарвской заставы к людям присоединился Гапон в облачении священника. Здесь собралось около 50 тыс. горожан с иконами и портретами царя, но их атаковали гренадеры и пехота. Толпа обратилась в бегство.

На Петербургской стороне (один из исторических районов Санкт-Петербурга. – Прим. ред.) шествие насчитывало около 20 тыс. человек. Солдаты Павловского полка также начали стрелять в людей. Демонстранты пустились в бегство, но кавалерия разбежаться не позволила.

В это время на Дворцовой площади собралось большое количество случайных прохожих: кто-то гулял, кто-то пришел посмотреть, как народ будет говорить с императором. Царь в это время отдыхал с семьей в Царском селе, но никто этого не знал. В час собравшихся начали разгонять конные отряды, но люди, взявшись за руки, остались стоять на месте и оскорблять солдат. После этого на площади появился Преображенский полк, который выстроился в шеренгу и дал два залпа по людям. В итоге Невский проспект был усыпан убитыми и ранеными рабочими и прохожими, которым не давали пройти к Дворцовой площади отряды кавалерии.

В 15:30 на помощь кавалерии пришла рота Семеновского полка, которая начала оттеснять протестующих, но столкнулась с еще более ожесточенным сопротивлением. Поступил приказ открыть огонь. Рабочие построили баррикаду, которая перегородила Невский проспект. Ожесточенные столкновения продолжались еще несколько часов.

Тем же вечером о случившемся доложили Николаю II, который записал в своем дневнике:

"Тяжёлый день! В Петербурге произошли серьёзные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело!"

1000

Лента новостей

Лента новостей