"В моем мире убивают и насилуют": поисковик Андрей Мамаев — о миссии и обществе

Редактор, Общество, 6:04, 14.09.2021
Координатор алтайского поискового отряда "Лиза Алерт" Андрей Мамаев
Координатор алтайского поискового отряда "Лиза Алерт" Андрей Мамаев Фото: личная страница в vk.com

Если бы государство в полной мере выполняло свои функции по обеспечению безопасности людей, поисковики-волонтеры были бы не нужны, считает координатор отряда "Лиза Алерт" на Алтае

Мир координатора алтайского поискового отряда "Лиза Алерт" Андрея Мамаева совсем не такой благополучный, как у среднестатистического гражданина. С 2016 года он занимается поиском пропавших и почти ежедневно сталкивается с чужой бедой. За шесть лет поисков спасатель сделал вывод: всех спасти невозможно, но даже одна жизнь стоит любых усилий.

Почему пропадают дети, зачем нужен естественный отбор и чем деревня лучше города, Андрей Мамаев рассказал "Толку".

"Спасти всех невозможно"

– У спасателей есть один из основных принципов, чтобы сберечь психическое здоровье. Надо понимать: спасти всех ты не сможешь. Но ты спасешь гораздо больше, чем если ты будешь сидеть и ничего не делать. Что касается нас, то даже одна спасенная жизнь стоит 50 лет этой работы.

Бывали моменты, когда мы не успели. И не то что бы кто-то что-то сделал неправильно, но вот сложились так обстоятельства, что человек умер. И пока мы будем рефлексировать, переживать, мы не сможем спасти кого-то другого.

Я живу обычной жизнью, но это не значит, что я не готов к чему-то. У меня иллюзий нет. Я живу в другом мире – не в вашем. В моем мире убивают и насилуют детей, в моем мире старики замерзают на улицах. Это происходит у меня. Я об этом знаю, я в этом живу. И у меня нет никаких иллюзий.

"Преступник выглядит как сосед"

– Преступления против детей зачастую совершают родственники. Давайте представим ситуацию: какой-нибудь дядя Коля отсидел в тюрьме 10 лет за насильственные действия сексуального характера. А его племяннице 12 лет. Вы думаете, мало таких историй по стране?

Попросите ребенка описать преступника. Он опишет страшного человека с наколками, золотыми зубами злого дядю. А преступник не так выглядит. Он выглядит как сосед, которого ребенок прекрасно знает, с которым живет на одной площадке.

Все взрослые хорошие: какие иллюзии родителей могут убить ребенка

Все взрослые хорошие: какие иллюзии родителей могут убить ребенка

Руководитель алтайского отряда "Лиза Алерт" Андрей Мамаев рассказал, как научить ребенка безопасности и почему детей не всегда можно доверить даже ближайшим родственникам

Это, к сожалению, реальность: когда насилие над детьми совершают люди, которые входили в круг общения семьи. Коллега с папиной работы, тренер из спортивной секции.

"Паниковать надо сразу"

– Например, ребенок должен прийти в 18.00, время 18.20, а его нет. Начинать паниковать стоит сразу. Перепаниковать здесь нельзя. Ответьте вы на вопрос: когда человек пропал?

Вот смотрите, вы оставляете свой телефон в комнате, выходите за дверь и все, вы пропали. Если я не могу достоверно установить ваше местоположение, то вы пропали. Вы выходите за дверь и может произойти все, что угодно. Упали и потеряли сознание. Вас могут по голове ударить и утащить в машину. Если у ребенка нет телефона, он пропал в тот момент, как только вышел за дверь. Это является моментом пропажи и с этого момента мы и начинаем искать.

Можно дополнительно использовать часы GPS. Все, что позволяет вам в какой-то степени контролировать местоположение ребенка или, например, пожилого родственника, хорошая штука.

Правило: дошел – позвони

– Это правило позволяет установить момент, когда человек пропал или когда надо начинать беспокоиться. Допустим, ребенок вышел в школу из дома, ему идти минут 10. И через это время он должен отзвониться.

Если он этого не делает, то вы звоните сами. Не взял трубку – звоните классному руководителю, одноклассникам, друзьям. Если эти шаги не привели к результату, то вы звоните в полицию, в "Лизу Алерт", куда угодно.

Здесь нельзя перебдеть. Пусть все приедут и узнают, что у ребенка телефон в рюкзаке на беззвучном режиме. Пусть будет так, чем упущено время.

Координатор алтайского поискового отряда "Лиза Алерт" Андрей Мамаев
Координатор алтайского поискового отряда "Лиза Алерт" Андрей Мамаев
Фото: личная страница в vk.com

"Родители живут в иллюзиях"

– Дети пропадают постоянно. Каждую неделю, возможно, каждые три дня, приходит заявка на поиск несовершеннолетнего. Пропадают дети по совершенно разным причинам.

Есть криминальные случаи: например, трагедия в Киселевске или Бийском районе. А есть несчастные: допустим, утопление. Например, когда 8-летний мальчик утонул возле "Леруа Мерлен" на глазах у родителей, на полном людей пляже.

Так происходит, потому что у нас родители живут в иллюзиях. Они думают, что у них благополучная семья, и с их ребенком никогда ничего не произойдет. Они разговаривают о безопасности с детьми максимум один раз в году за неделю перед началом учебного года.

Люди часто не принимают участия в жизни своих детей. Не знают круг общения ребенка, не знают места, где он бывает. Но все, что происходит с ребенком – это ответственность родителей. Это их задача – обеспечивать безопасность своих детей.

Ребенок, который находится рядом с мамой, и ребенок, который выходит во двор – это два разных ребенка. Одна женщина мне яростно доказывала, что ее девочка никогда с чужим не уйдет. Через 10 минут я прислал ей фотографию ее дочери, которая сидела в моей машине на заднем сидении и ела шоколадку.

Дети в опасности. В Алтайском крае растет число пострадавших от онлайн-педофилов

Дети в опасности. В Алтайском крае растет число пострадавших от онлайн-педофилов

Знания родителей о виртуальном пространстве зачастую оказываются более скудными, чем у их детей. Это снижает авторитет взрослого и увеличивает шансы ребенка стать жертвой преступления

10 минут – это очень много. Обычно достаточно 18 секунд, чтобы постороннему человеку увести ребенка с детской площадки.

Мама этой девочки выводы не сделала. Она решила так: "Вы умеете это делать, потому что вы детей ищете, а люди с улицы этого не умеют".

"Общество – это глупое стадо"

– Мы в одном барнаульском парке провели эксперимент: посадили на лавочку девочку лет девяти, она плакала. Рядом никого из взрослых не было. По легенде ребенок потерялся. Из ста человек к ней подошел только один.

Я тоже задаюсь вопросом: "В каком обществе мы живем?". Меня это общество не устраивает. Не устраивает отношение детей к родителям, родителей к детям. Многие аспекты социальные меня не устраивают. Я поиском без вести пропавших людей занимаюсь как раз отчасти поэтому.

Я пытаюсь решить проблему собственными силами, насколько я могу это сделать. Вспомните: люди не всегда так жили.

Если теряется человек в деревне, его идут искать все односельчане. Если у кого-то загорится дом, то вся деревня будет его тушить. Почему у нас не так, в городе? Почему мы не знаем людей, с кем живем на одной лестничной клетке?

Почему раньше, в 1980-е годы, например, соседи за своими детьми смотрели лучше, чем за чужими? Почему так было? Потому что сознание другое у людей было. Потому что книги читали. Потому что не было интернета.

Человеческое общество по сути – это глупое стадо. И не надо в нем растворяться. Но люди как раз ищут путь как проще. Так же удобнее жить. Те тенденции, которые сегодня есть, человек с удовольствием принимает. Потому что так удобнее.

"В свое время не выхватили ремня"

– Дети копируют поведение родителей. Что делают современные мамы, как они себя ведут? Допустим, у девушки маленький ребенок начал ходить и требовать постоянного внимания. Что делает мама? Дает телефон с мультиком.

Ребенок научился пальчиком шевелить, дошел до блогеров. Прошло три года. Кем он хочет стать? Космонавтом? Сидя в телефоне, он ничего вокруг не видит. А потом пройдет еще несколько лет, и он скажет маме: "Да пошла ты со своими советами".

И возможен такой вариант, что мама заохает и решит определить ребенка к психиатру. Знаете, сколько таких детей, которых родители сдают в психиатричку, потому не могут контролировать их поведение? И там ставят диагнозы "гиперактивность", начинают коррекцию поведения, обкалывают уколами. Потому что для родителей ребенок неудобный.

Дети на самокатах устроили опасные игры на дороге Барнаула

Дети на самокатах устроили опасные игры на дороге Барнаула

Несколько подростков провели "тренировку" прямо на зебре, выполняя трюки с подскоком через бордюр и игнорируя проезжающие мимо автомобили

Абсолютно здоровые дети, которые в свое время, вы уж простите за прямоту, не выхватили ремня, когда надо было, сейчас находятся на лечении в психиатрических клиниках по коррекции поведения, потому что так захотели родители. И никто там особо порядок не наводит.

Мы говорим о проблемах, связанных с детьми. Но дети-то не виноваты. Они подстраиваются под среду, которую дают им взрослые.

"Сдохнет – туда ему и дорога"

– Опускаются ли у меня руки? Определенные психологические перекосы случались. Здесь знаете как… Слабый ищет оправдание, а сильный – возможности.

Был поиск. Пропал молодой мужчина 28 лет. Наркоман, ВИЧ-положительный, неоднократно сидевший за решеткой. В общем, у меня не было никакого желания его искать.

Думаю: сдохнет, туда ему и дорога. И так получилось, что мне удалось пообщаться с его мамой, она была заявителем. А мама – старушка божий одуванчик. Со слезами умоляла найти ее ребенка.

И что делать? Он же отброс! Но это для меня, а не для матери.

Пока не начнется естественный отбор

– Почему в деревне все бегут тушить дом? Потому что там живут в таких условиях, когда всякая херня в голову не лезет. Там другие социальные принципы совместного существования.

А в городе максимально комфортная среда обитания. Максимально. И у людей появляются иллюзии, ложные ценности, перекосы в мировоззрении. Общество не изменится, пока не начнет работать естественный отбор.

Поиски пропавшего человека
Поиски пропавшего человека
Фото: "Лиза Алерт"

Сейчас многие понимают, что мальчик с мальчиком – это фу. Но это для нас. А через поколение, через два это будет нормально. Но наша задача – донести правильные ценности.

Не верю я в патриотическое воспитание. Не верю в какие-то государственные программы, не верю в разум общества. Я верю в семью и верю в разумность человека. По большей части люди разумны. Надо правильно ставить акценты в плане того, для чего человек применяет свой разум.

Главный вывод, который я сделал за время работы поисковиком – всегда надо думать головой.

"Ребенок должен идти с проблемой к родителям"

– Как научить ребенка безопасности? Нет универсального способа, каждый ребенок – это индивидуальность. И родители лучше знают своих детей, чем любой специалист "Лизы Алерт" или кто-то еще.

Я могу привести только несколько примеров, как привить правила безопасности. Во-первых, взрослый должен разделять все интересы ребенка. Если он совсем маленький – знать все мультики, смотреть с ним, обсуждать, отвечать на вопросы. Должен быть дружеский контакт.

Чтобы в любой непонятной ситуации ребенок шел к маме с папой и рассказывал о проблеме (неважно какой). Он должен идти к вам, а не к друзьям или еще куда-то. Это идеальные отношения. И тогда, когда вы начнете эти правила прививать, а еще лучше, если это будет на примере внутри семьи, это все проходит на ура.

Обучение – это игра. Если девочка, то пусть будет, допустим, клуб волшебниц, где хорошие волшебники – это мы, а есть злые ведьмы – это все остальные. И рассказать, как с ними себя вести. Если мальчики, то пусть будут пираты, шпионы – то, что интересно ребенку.

Люди тонут тихо

– Как объяснить ребенку, что лес, или река – это опасно? Например, вы выехали на природу и видите, что ребенку интересна вода. А это основная причина смерти у ребятишек в природной среде. Прямой запрет здесь не сработает, потому что ребенок не осознает опасности для себя. У детей нет страха.

И здесь опять речь по иллюзии, которые мы слышим с детства. Что человек, когда тонет, делает это шумно, кричит: "Спасите, помогите!", хлопает по воде. А большинство людей тонет тихо.

Запрет может вызвать протестное поведение и вызвать еще большее желание. Не запрещайте. Скажите: "Иди на речку. Только аккуратнее, там змеи на берегу водятся". Или напугайте его пауками – вам виднее, чего ваш ребенок боится.

На Алтае десятилетний мальчик утонул в реке, пока его тетя сидела в телефоне

На Алтае десятилетний мальчик утонул в реке, пока его тетя "сидела" в телефоне

Женщина привела двоих детей купаться на реку. Однако в какой-то момент она отвлеклась на телефон и не заметила, что ребенок скрылся под водой

Своего ребенка учите вы. Учите жить в мире иллюзорном. В мире, который якобы безопасен. Где каждый взрослый придет на помощь, где безопасно пойти погулять в соседний двор.

Люди придумали государство, чтобы жить в безопасности. А "Лиза Алерт" существует, потому что безопасности нет. Потому что государство в определенные моменты свои функции по обеспечению людей не выполняет.

О СМИ и помощи

– Интерес СМИ к повседневной работе по поиску людей не мешает и не помогает. Если же к нашим социальным сетям и нашей работе будет больше внимания, то возможно, больше людей будут откликаться. Добровольцем может быть каждый. Больше людей на поиске – больше шанс на выживание у человека.

Мы можем обратиться к СМИ, когда надо срочно рассказать о пропаже человека. Еще один пример из головы: допустим, вот в эту секунду приходит заявка, что пропал мальчик Петя пяти лет. Потерялся по дороге из магазина. Мама отвлеклась на минуту, а ребенка уже нет.

Когда так происходит – это срочный сбор. Мы обращаемся к журналистам: мол, помогите пожалуйста. А через 30 минут мы находим Петю во дворе соседнего дома. Это идеальный поиск. Вопрос в том, что пока мы будем организовывать, ребенок найдется, и так происходит часто. Таких идеальных для всех поисков много.

Здесь ресурс СМИ достаточно своеобразный. Если мы предполагаем, что это будет долгий, резонансный поиск, мы обращаемся к журналистам. Но опять же – ваша работа в донесении информации.

Плюс в том, что проще предотвратить события, чем потом бороться с последствиями. Надо докричаться до людей, что такие иллюзии существуют и с ними надо бороться.