"Быть кнопочником - не мое": Борис Трофимов - о завершении карьеры в политике

Обозреватель, Политика, 6:04, 13.05.2021
Борис Трофимов
Борис Трофимов Фото: пресс-служба АКЗС / Дмитрий Черских

Депутат рассказал о причинах ухода из политики, о непростых отношениях с бывшим губернатором и о ситуации, когда он "закусился"

17 лет Борис Трофимов был в большой алтайской политике – был депутатом, "рулил" "Единой Россией" в регионе, фракцией, совмещал политическую работу с руководстом Пенсионным фондом, организовывал выборы. А в 2021 году заявил об уходе из политики. В интервью "Толку" он рассказал, толкал ли его кто-то к такому решению, почему в него не верил экс-губернатор Александр Карлин, что на самом деле происходило на выборах в 2016 году и чем ему "насолили" политтехнологи.

"Знал, за что бьюсь"

– Вы сказали, что больше не будете баллотироваться в депутаты и уходите из политики. Для вас это завершение большой части вашей жизни. Сожалеете о чем-то?

– 17 лет тому назад я стал депутатом-одномандатником по девятому избирательному округу. И с того времени я тесно связан и со своими избирателями, и с региональной политикой в части принятия и несения ответственности по многим вопросам. Сожалею ли, что сейчас ухожу? Нет. Я к этому готов давно. Принял это решение осмысленно, в полной гармонии с собой и современными реалиями в политике.

Тем более происходят колоссальные изменения в области социального и пенсионного страхования. Трансформация организационная, функциональная требует от меня максимальной концентрации на производственных вопросах.

– Но ведь это не первая для вас ситуация, когда вы совмещаете разные функции. Вы много лет это делали. Вы сомневаетесь, что потянете нагрузку? Или речь все же о том, что ваши позиции в партии изменились?

– Да, был период, когда, кроме моей производственной нагрузки, была и партийная, и фракционная. А в 2010-2014 года я еще возглавлял кафедру в АГУ, некоторое время — краевую федерацию футбола. И везде не был номинальным руководителем. С командой единомышленников мы решали достаточно серьезные вопросы. Но я знал, за что я бьюсь. Вот это, наверно, очень важно, – нужно верить в то, что делаешь, иметь рядом надежных товарищей.

Но последнее время я уже не получаю той эмоциональной подпитки, которую получал прежде. Просто быть кнопочником — не мое. Сопротивляться, входить в какие-то  оппозиции — не мое. Значит, просто мое время в этом плане ушло.

"Я тогда "закусился""

– Какие два-три ваших решения вы считаете важнейшими, определяющими в вашей карьере? Когда вы понимали, что сейчас совершается история в крае — вами или при вашем участии.

– Истории творили личности, имевшие реальный набор средств. В первую очередь я говорю о высших должностных лицах. Для себя же я бы выделил несколько знаковых событий.

Первое — когда  был избран депутатом в 2004 году. Тогда в краевом совете народных депутатов возникла коллизия. Мои коллеги бойкотировали проведение сессии, а лидер партии в крае Леонид Адамович Хвоинский выступал категорически против избрания председателем Александра Григорьевича Назарчука.

Александр Назарчук (слева) и Борис Трофимов
Александр Назарчук (слева) и Борис Трофимов
Фото: пресс-служба АКЗС / Дмитрий Черских

Хвоинский получил мандат Госдумы, и приняли решение выдвинуть меня в качестве альтернативной фигуры на пост председателя — от "Единой России", от промышленников. Перед сессией у меня были ночные переговоры с командой Евдокимова. На предложение сняться – категорически отказался.

И вот на сессии я выступил альтернативой самому Назарчуку. Хорошо помню и тезисы своего выступления, и то, что вечером накануне у меня было плюс два голоса, а утром оказалось минус три по итогам голосования.

Однако это был хороший старт для меня как политика. Буквально через полгода я стал замруководителя фракции, затем меня ввели в состав политсовета.

А второе событие произошло в первой половине 2008 года. После парламентских выборов в 2007 году с поста секретаря реготделения ушел Николай Федорович Герасименко, и коллеги почти единогласно предложили мою кандидатуру. Я прошел собеседование в генсовете, вопрос уже вынесли на заседание бюро высшего совета. И вдруг он снимается. Оказалось, что высшее должностное лицо Алтайского края обратилось в бюро высшего совета партии с просьбой повременить с рассмотрением кандидатуры секретаря регионального отделения.

Я человек спортивный, люблю состязания. И знаю, что в политике правила очень жесткие. Я мог принять решение губернатора. Но, во-первых, тогда был период, когда в партии была твердая установка — секретари региональных отделений не должны быть карманными у губернаторов. А во-вторых, просто "закусился", за мной была наша команда.

И после победы на выборах в Барнауле осенью 2008 года вопрос о моем назначении секретарем был решен положительно. Это окончательно предопределило, что я должен и в дальнейшем отстаивать интересы своих соратников.

Борис Трофимов
Борис Трофимов
Фото: Анна Меньшикова

– Интересно, что вы назвали два события, в которых изначально не были победителем.

– Это закономерно, что я не победил Александра Григорьевича. Сожалею, что участвовал в заказной кампании по дискредитации Назарчука в стенах заксобрания. Это было неэтично. Его уже нет, но у меня была и при его жизни возможность сказать ему об этом. Для меня он остался образцом политика и патриотом края.

Что касается второго эпизода, я тогда уже понимал стилевые, человеческие особенности губернатора. И считаю своей победой, что не сдался. У нас были беседы, после которых самым простым решением для меня было бы написать заявление. Но этого не делал.

Не из каких-то соображений самозащиты или тем более корыстных, карьерных, честолюбивых. Но я верил в правду того, что делал как член и лидер команды. Это не пафос. Меня это мотивировало и это меня защищало. Всё это нужно было перенести.

Я на протяжении всего времени, что возглавлял в регионе "Единую Россию", отстаивал не просто интересы партии, но интересы однопартийцев. И если  о чем-то сейчас сожалею, то о двух моих серьезных недоработках.

Первая —  три созыва был членом комитета по местному самоуправлению АКЗС и не сумел донести внутреннюю боль о состоянии местного самоуправления, мысль о разработке программы по его укреплению, в первую очередь — кадрового состава.

И вторая — то, что на выборах 2016-го года я не сумел отстоять тех своих соратников, с кем мы работали в  4-6 созывах. Было колоссальное давление по невключению их в список.

– Можете назвать их фамилии?

– Куц, Штань, Лещенко, Солнцева. Но Ирина Валентиновна вопреки всему смогла избраться, молодец!

Борис Трофимов
Борис Трофимов
Фото: Анна Меньшикова

"Не можешь выиграть – надо уходить"

– В 2016-м году вас много и больно критиковали за то, как вы проводили выборы. Сегодня, когда этот созыв уже подходит к концу, как вы оцениваете те свои решения? Был ли действительно провал?

– Выборы 2016 года частично определили мое сегодняшнее решение. В декабре 2016 года я сложил с себя полномочия секретаря реготделения. Если ты не можешь выиграть — неважно, в спорте или в политике, – надо уходить.

За бренд партии отвечал секретарь. И я взял на себя ответственность— за формирование команды, концепции. Руководил всей избирательной кампанией. В технологический штаб вошли вчерашние лидеры "Молодой Гвардии", краевого молодежного парламента.

Мы проиграли только один округ — рубцовский, остальные выиграли. И за все время в Госдуме не было такого представительства края, как после выборов 2016 года. Но мы проиграли бренд партии.

Определяющей причиной стало то, что рано утром в день голосования федеральные СМИ вышли с информацией со ссылкой на ЦИК, что выборы в Алтайском крае начались с серьезных нарушений и организаторы будут привлечены к уголовной ответственности. Показали ролики с "каруселями".

К 12.00 мы проанализировали видео — его сделали любительскими видеокамерами за день до дня голосования сторонники одного опозиционного политика федерального масштаба. Задокументировали, но ЦИК опровержение не дал.

Из-за информации об уголовной ответственности мы сразу потеряли управляемость процесса — мы же задействовали в рамках технологий всех членов партии в районах, в том числе глав администраций. И когда произошел такой удар сверху, люди, конечно, дистанцировались.

У нас оказался самый низкий рейтинг партии в стране — чуть более 36%. Относительно предыдущих выборов мы почти ничего не потеряли. Но проиграли относительно январского рейтинга около 7%.

Правила политической борьбы очень жесткие — и уже на следующий день прошло заседание в администрации края, на котором Александр Богданович высказал свое мнение: хорошо, что в заксобрании "ЕР" получила большинство, но, учитывая результаты, председателем парламента Трофимов быть не может. И как бы болезненно это не было, я понимал, что основания для этого есть.

И хотя руководство партии настаивало на продолжении руководства реготделением, я принял решение, что противопоставлять себя губернатору на этот раз не буду. Я понимал, что это уже не 2008 год. Я взял на себя ответственность за поражение.

Борис Трофимов
Борис Трофимов
Фото: Анна Меньшикова

– То есть если бы не проигрыш, то вы могли претендовать на пост спикера АКЗС?

– У нас были глубокие консультации с губернатором, с Лоором. На вопросы, как я вижу себя дальше, отвечал, что вижу себя в Пенсионном фонде, но если предложат возглавить заксобрание, я предложение приму.

У губернатора было железное основание — не делать мне предложения.

– Назначение Романенко было согласовано Карлиным и реготделением?

– На том совещании после выборов мне задали вопрос: "Кого бы вы видели на месте председателя АКЗС?" Я назвал две кандидатуры, и ни одна не получила поддержки.

Затем мне поступило встречное предложение — поддержать кандидатуры Романенко и Серова, соответственно, на должности спикера и его заместителя.

Я сказал, что поддержу обе. С Романенко я знаком со времен комсомола, длительное время мы поддерживали хорошие отношения. С Серовым мы прошли уникальный процесс объединения "Единой России" и Аграрной партии. Последняя вошла в состав "ЕР" после известной конференции в доме Агропромсоюза, где за слияние проголосовали 100% делегатов. В итоге перед сессией АКЗС я внес эти кандидатуры на должности спикера и его заместителя.

"Исполком политически азартен"

– Видите ли вы качественный рывок в развитии реготделения? Сделано ли что-то, что поможет партии уверено чувствовать себя в будущем?

– В свое время было найдено верное решение пригласить в качестве главы исполкома реготделения Андрея Клюзова. Но правильное именно в тот период — на время выборной кампании 2017 года в органы местного самоуправления. И несмотря на болезненные поражения в Бийске и Рубцовске, в целом кампания была проведена квалифицированно.

И затем еще более точечное, верное решение приняли по назначению на этот пост Дениса Голобородько. И сегодня без ревности скажу, что состав исполкома реготделения более интересен, политически азартен, оснащен современными  методами  работы с избирателями, чем те команды, которые были прежде.

Что касается потенциального результата — выборы покажут.

Борис Трофимов
Борис Трофимов
Фото: пресс-служба АКЗС / Дмитрий Черских

"Привезли черт знает кого!"

– Правда, что самое сложное в избирательной кампании – сформировать ее бюджет?

– Нет, что вы. Это системное заблуждение. Главное — это то, с чем пойдет региональное отделение на выборы и с кем. Это точечная работа. Главное — это "сшить" интересы всех участников, федеральную и региональные повестки. Деньги и тем более технологи – важные, но не определяющие факторы.

В 2016 году мы имели бюджет значительно меньше, чем в 2011 и в 2008 годах. В том же 2016 году кандидат по одному из барнаульских округов привлек московских технологов и имел бюджет, сопоставимый чуть ли не с бюджетом по Барнаулу, но он проиграл кампанию.

Теперь что касается технологов. Выскажусь, раз есть такая возможность.

В 2007 году мы привлекали специалистов одного из крупнейших политтехнологических консалтинговых агентств. Они развернули мощную технологическую бюрократию! Персональный имиджмейкер, спичрайтер, помощники, консультанты и т. д.

А когда возник конфликт в связи с работой в "поле", меня обвинили в том, что у нас некачественные агитаторы, предложили  привезти новых агитаторов, а это были активисты партии в районах и городах края.

А привезли черт знает кого! Это даже не политическое отребье, это какой-то мусор собрали со всей страны — по вызову. Начались финансовые передряги. Агитаторы не выполняли даже простые задачи — обходы и обзвоны. Я тогда выступил на совещании и сказал, что против такой политики.

В 2011 году мы не учли ошибки предыдущей кампании. Нам порекомендовали супертехнолога, а мы не отказались. Якобы у него сильные политтехнологические успехи, он "победил в Тамбове, в Архангельске". Вложения, привлеченные ресурсы в кампанию 2011 года были в разы больше, чем в 2016-м. А результат примерно одинаковый.

Я получал замечания из генсовета, что я противодействую кампании. Но я не делал этого! Я противодействовал методам технологов, из-за которых трех-четырех глав хотели снять с работы.

Заявлялось, например, что глава администрации Волчихинского района не соответствовал современным требованиям "Единой России" и был не достоин поста. И этот вопрос рассматривался серьезно. То же самое было в Табунах, где вообще один из самых уважаемых глав работал.

Технологи заявляли, что при текущем рейтинге в 36% они нам добавят еще 10%. Но ничего не добавляли.

В 2016 году мы работали только с нашими технологами. И теперь они уже ведут кампании депутатов Госдумы, работают за пределами края. Фамилии называть не буду, но до шести знаковых алтайских технологов работают сейчас на уровне России.

Борис Трофимов
Борис Трофимов
Фото: Анна Меньшикова

"Меня не выбрасывали, не толкали"

– Как вы думаете, какими станут главные вызовы перед политиками в ближайшие годы? И вам жаль или, напротив, радостно, что уже не нужно будет с ними сталкиваться?

– Выскажу личное мнение о политиках от "ЕР". Ни радоваться, ни огорчаться я не буду. А главным вызовом, наверно, для молодых станет осознание причин и целей, с которыми они идут в политику вместе "Единой Россией". Я в свое время принимал такое решение, потому что считал, что это партия центристов, не принимал идеологию левых и правых радикалов.

А второй вызов для тех молодых политиков, которые сейчас идут на поле политической брани, – сразу столкнуться с ответственностью за дела партии предыдущего поколения. У нас такого вызова не было.

Я не собираюсь никого и ничего чернить. Я здраво воспринимаю то, что происходит, критику в адрес "Единой России". В обществе сформировалась устойчивая усталость от одной партии. Особенно после 2011 года, Болотной площади.

Партия брала на себя ответственность за принятие, да, непопулярных решений, но необходимых. Ту же пенсионную реформу. И вот с этим вызовом политические дебютанты столкнутся. И если на вопрос, готовы ли они отвечать за решения предшественников, ответят, что нет, это будет неправильно. Они приходят в партию, которая 20 лет определяла политический вектор развития России.

– Вы останетесь членом "Единой России"?

– Конечно. Будут какие-то просьбы, поручения — я в меру своих сил готов помогать.

– Правда ли, что к решению об уходе из политики вас в определенной степени подтолкнули?

– Я поделился с вами воспоминаниями, как меня не просто подталкивали, а выдавливали из алтайской политики. Сейчас — нет. Полтора года тому назад мне предлагали баллотироваться по моему округу. Я еще тогда сказал, что не пойду.

В регионе происходили серьезные изменения институционального характера. Мои опыт, знания, оценки, предложения не учитывались и не принимались, в первую очередь по местному самоуправлению. К сожалению, я не смог добиться изменений. Меня никто не склонял — ни прямо, ни косвенно к уходу. Не выбрасывали, не толкали. Просто политический корабль идет, а я сошел на пристани. 

Кто из алтайских депутатов точно не пойдет на выборы в АКЗС

Кто из алтайских депутатов точно не пойдет на выборы в АКЗС

Некоторые депутаты открыто заявляют о том, что не собираются баллотироваться в следующий созыв, другие осторожничают и не комментируют желание уйти из политики