Август 1991-го. Очевидцы рассказали, как встретили путч на Алтае 30 лет назад

Редактор, Потолкуем, 6:04, 19.08.2021
Флаг
Флаг Фото: Виталий Барабаш

"Ребята, это переворот!": алтайские бизнесмены, политики и ученые рассказали, что происходило на Алтае 19 августа 1991 года

Ровно 30 лет назад – 19 августа 1991 года – группа руководителей СССР, которую возглавили вице-президент Геннадий Янаев и председатель КГБ Владимир Крючков, отстранила от власти президента Михаила Горбачева. В стране объявили, что власть переходит Государственному комитету по чрезвычайному положению (ГКЧП). В Москву и другие крупные города России забросили войска. В этот день начался трехдневный путч, результатом которого стал запрет КПСС и распад СССР.

"Толк" опросил нескольких алтайских свидетелей того времени, которые как один говорят, что "хорошо помнят тот день".

"Помню, как у него тряслись руки"

Борис Трофимов, глава регионального отделения Пенсионного фонда России, депутат алтайского парламента:

Молодежь в России не знает про путч 1991 года и ГКЧП. А вы помните?

Молодежь в России не знает про путч 1991 года и ГКЧП. А вы помните?

19 августа 1991 года в России произошел так называемый путч ГКЧП. Социологический опрос показывает, что больше половины молодых людей ничего об этом событии не знают

– 30 лет тому назад я был председателем комитета по делам молодежи крайисполкома. Когда это произошло, я находился у себя в кабинете. А Юрий Жильцов (председатель крайисполкома, – прим. ред.) как раз был в Москве.

Я помню, нас собрали в малом зале администрации и Кулешов (председатель Алтайского краевого Совета, – прим. ред.) сообщил: "Никаких телодвижений, ситуация в Москве неясная, а наша главная задача – устойчивое социально-экономическое развитие".

А мы как раз в это время проводили всесоюзный финал "Кожаного мяча". В эти дни завершался последний в истории Советского Союза турнир.

Мы каждые несколько часов собирались у Кулешова. А вводные были следующие: с одной стороны, он, будучи председателем крайсовета и человеком взвешенных, умеренных действий, высказывал позицию нейтральную.

Борис Трофимов
Борис Трофимов
Фото: Анна Меньшикова

А Жильцов более склонялся к позиции ультрадемократической. И стоял вопрос: поддержать или нет ГКЧП? По регионам шли разные вводные из Москвы. Мы были одними из тех, кто придерживался очень взвешенной позиции.

Никакой паники не было. Смотрели телевизор. Тогда мы телевидению еще верили. Я хорошо помню на заставке показывали "Лебединое озеро". Помню лицо Геннадия Янаева (вице-президента СССР, – прим. ред.), как у него тряслись руки. Помню лицо Владимира Крючкова (председатель КГБ СССР, – прим. ред.). Хотя это было 30 лет назад.

Политические волнения, если они были, у нас затрагивали несколько лиц или десятков лиц. Все было спокойно.

"Какая-то заварушка"

Андрей Макулов, алтайский предприниматель, основатель коммерческого банка "ФорБанк" в Барнауле:

– Я точно знаю, чем в этот день занимался. У моего ближайшего друга был день рождения, и мы готовились праздновать.

Знаете, вот как-то для меня это все прошло незаметно. Тогда много происходило разных буч в Москве, и мы восприняли все происходящее как еще одну какую-то заварушку. Мол, это опять где-то далеко происходит и нас не касается.

Но я понял, как сделали революцию 1917 года. Просто группа людей захватила власть, страна стала другой, а ее жители еще долго не знали, что живут в другой России.

Примерно такая же ситуация повторилась 19 августа 1991 года. И если бы все удалось, то поменялась бы власть, а люди о последствиях узнавали бы с опозданием. Это плохо. Потому что нет гражданского общества.

Я в то время уже был довольно взрослым человеком, но мы не заметили, что в Москве чуть ли не поменялась власть. А может, и поменялась. Из моего окружения, довольно большого, какие-то группы людей, кто занимался политикой, выходили на площадь, какой-то митинг проводили.

Но это все было настолько узкое, настолько это была маленькая группа людей, которая на самом деле ничего не решала. А большинству населения было все равно, что там происходит.

"Ребята, это переворот!"

Василий Привалов, кандидат экономических наук, доцент кафедры финансов и кредита АлтГУ:

– Я хорошо помню тот день. Я тогда работал в школе бизнеса при алтайском госуниверситете. Помню, что наступила растерянность. Наш руководитель сразу сказал: "Ребята, это переворот! Надо срочно идти и выступать против ГКЧП".

Руководитель – к слову, бывший комсомольский партийный работник – поехал в краевую администрацию, мы остались на своих рабочих местах, вели занятия. Уже позже, когда начальник приехал из администрации, нам передали: "У нас все нормально, все спокойно и остается по-прежнему".

Страхов не было, потому что мы достаточно глубокая провинция, жили совершенно усредненно, даже где-то бедно, поэтому терять-то особо было нечего, если бы какие-то волнения начались. Русский бунт беспощаден. Попадешь под горячую руку, и никто не будет разбирать, богатый ты или бедный.

Мы отнеслись к тем событиям довольно спокойно. Больших потрясений в крае я тоже не заметил. Кроме того, что спустили флаг Советского Союза с краевой администрации.

Флаг
Флаг
Фото: Виталий Барабаш

Мы жили, конечно, в ожидании: какая будет развязка. Смотрели телевизор, ждали информацию. Лично мне было жаль, что Советский Союз – огромная, по сути, страна – ушел в небытие. Но надеялись, что будет что-то новое, надеялись на лучшее. Но не сбылось.

"Ощущения были ужасные"

Владимир Германенко, бывший вице-губернатор Алтайского края, экс-сенатор:

– Утром 19 августа 1991 года я, как и все, увидел танец маленьких лебедей из балета "Лебединое озеро" и пришел на работу. А там телеграмма, что надо собрать совет и голосовать: поддерживаем мы или не поддерживаем.

А в это время в крае проездом был председатель совета министров Украины Евгений Марчук. Он летел с Дальнего Востока. И пока я ездил его встречать, все проголосовали, так что я в этом не участвовал.

Ощущения были ужасные, потому что я знал Валентина Павлова (премьер-министр СССР, – прим. ред.), я видел, как трясутся руки у Янаева. Я был уверен, что это дело нехорошее. Так оно и получилось.

Страшно не было, чего мне бояться, я прошел Крым и рым, как говорится. Но было неприятно, что мы до такого дожили. Была стабильная страна, а тут путч. Сперва-то было непонятно. Думали, что Горбачев заболел. Потом стало все ясно.

Интервью из прошлого: как Назарчук отвечал на острые вопросы о выборах и власти

Интервью из прошлого: как Назарчук отвечал на острые вопросы о выборах и власти

Экс-председатель парламента не стеснялся в выражениях, оценивая "черные технологии" на выборах, развал села и дефицит кадров

Читать tolknews.ru в