И концов не найдешь – все хорошие. Томенко о генплане, проблемном бизнесе и куда все выстлано "благими намерениями"

И концов не найдешь – все хорошие. Томенко о генплане, проблемном бизнесе и куда все выстлано Фото: Анна Меньшикова

Глава региона провел третье, уже традиционное интервью с краевыми СМИ

Виктор Томенко уже традиционно (в третий раз) встретился с журналистами краевых СМИ. Глава региона рассказал, почему так и не назначил "промышленного" вице-губернатора, нравится ли ему плитка на Ленинском, о чем не должен думать губернатор, по поводу чего не оправдались его надежды, а также прокомментировал опасения вокруг генплана Барнаула. 

Некоторые фрагменты интервью "ТОЛК" выкладывает подкастами. Аудиофайлы можно слушать с любого устройства.

"У нас много другой работы, кроме управления теплицей"

– В последние месяцы много говорят о закрытии предприятий. Рубцовский хлебокомбинат, тепличный комплекс "Индустриальный". Должны ли в этой ситуации краевые власти разделить ответственность с собственниками? И как быть в данном случае?

– "Индустриальный" – это акционерное общество, 100% акций принадлежат Алтайскому краю. Так уж получилось, тут с меня не взыщите, но история управления этим предприятием сложилась такой, что оно работало планово убыточно.

Вот есть предприятие, вот работает там 561 человек. И мы зачем-то каждый год вынимаем из кармана сотни миллионов рублей, которые могли бы пойти на заработную плату, больницы, школы – то, за что должно отвечать государство. А мы зачем-то поддерживаем рабочие места для этих людей. А фактически производим продукцию, чтобы она поборолась с той, которая и так дешевая приходит. Здесь очень мало логики экономической и хозяйственной. У нас много другой работы, помимо управления теплицей. Для этого есть бизнес. Это не стратегический актив, это не атом, это не космос, это не оружие. Это теплица.  

То есть зачем-то предприятие производило продукцию, которая стоила меньше, чем тратили на ее производство. При этом накапливалась необходимость вкладывать деньги. "Индустриальный" находился на конкурентном рынке, не имея планов и перспектив по поводу того, как бороться за место под солнцем, если все остальные совершенствуют свои технологии, снижают затраты, повышают эффективность и так далее. Предприятие накопило много долгов, их надо отдавать. Мы должны взять и сказать: "Мы тут науправлялись, и надо его отдавать". Нервничающие кредиторы в конце концов под банкротство подведут. Давайте что-то думать. С кредиторами удалось договориться. Потенциальных инвесторов хотя бы одних подыскать, чтобы было на кого опереться, чтобы дальше шло по нашему механизму, который мы на заседании правительства рассматривали. Сейчас "Индустриальный" будет взят в аренду, продолжит свое функционирование. Мы тем временем подготовим документацию в режиме ликвидации этого предприятия и через открытые публичные торги его продадим.  Сколько за него заплатят, столько заплатят. Все вырученные деньги пойдут на погашение долгов, которые они накопили. Еще и не хватит, и придется все равно из бюджета добавить. Но один раз добавить – и закроем эту тему. Больную форму надо ликвидировать, закрыть, а здоровое ядро должно остаться.

О судьбе "Индустриального"

По Иткульскому спиртзаводу. Появляется публикация: "Иткульский спиртзавод закрывается". И фотография губернатора или кого-то из его заместителей. А я какое отношение имею к этому спиртзаводу? Там должна быть фотография того, кто это допустил, и большими буквами написаны фамилии. Туда региональные власти со всеми своими рычагами вмешаться не могут. Собственники, акционеры выбрали такую стратегию поведения. Может быть, рискнули, может быть, махнули рукой. Никаких других инструментов нет. Они же не пришли и не спросили: "Виктор Петрович, можно мы дадим поручительство за нашего акционера? Но если с нас его вдруг начнут взыскивать, то нам отдавать нечем. Можно мы так сделаем?". И тогда я бы уж хоть какую-то ответственность нес. Но я-то об этом узнаю постфактум.

Мы, конечно же, туда вмешались. Но все это носит формы не принципиального вмешательства, не фундаментального. Проследили, чтобы людям вовремя выплатили зарплаты, чтобы долги не накапливались. Но большего влияния нет у властей. Вошли в контакты с кредиторами в отношении их акционера. Но у нас нет возможности выпустить указ, закон, распоряжение. Это дело частных лиц. Другое дело, что если все покатится, как сейчас катится, и дойдет по банкротства, то в рамках этой процедуры мы тоже должны проследить, чтобы все было сделано достаточно корректно.

О возможности банкротства Иткульского спиртзавода

Теперь про Рубцовский хлебокомбинат. Из того, что я знаю, – махнул человек рукой. И что мы скажем ему? Не маши рукой? Ну, это его актив. Все эти случаи, безусловно, неприятны. Приятнее ехать открывать новое производство.

Но это реальность нашей жизни. Такие ситуации будут происходить. К этому надо нормально относиться. Государство должно свою роль в этих процессах, конечно же, видеть. Главная роль заключается в том, что там, где мы что-то регулируем, надзираем, даже при негативных сценариях развития, определенные требования должны выполняться.

О роли государства и ответственности частных собственников

"Мы просели, но держим руку на пульсе"

– Есть ли алтайские предприятия, которые находятся, по вашей оценке, в зоне риска, на которые вы сейчас обращаете внимание, чтобы не допустить подобной ситуации? И отсматривается ли информация о том, какие намерения есть у федеральных собственников компаний? 

– Рыночная экономика в принципе рискованная, поэтому в зоне риска большинство. Но речь же о тех предприятиях, где уже негативные события наступили. Есть предприятия, где идут процедуры, и они уже идут к закрытию без восстановления. Таких немало, но это давно началось. Нас же интересуют такие предприятия, как "Юг Сибири". Там есть арендаторы, процедура банкротства идет, и в ее рамках кредиторы должны выходить на какие-то прозрачные процедуры продажи активов. Будущие потенциальные управляющие, владельцы могут их на конкурсной основе выкупить. К сожалению, мы большие потери имеем по объемам производства масложировой продукции из-за этой ситуации. Мы просели, но держим руку на пульсе. Кредитор ("Промсвязьбанк") рабочую группу создал, чтобы координировать там происходящие события.

Об интересах кредиторов и ситуации в Яровом

Я чего хотел бы добиться, и мне кажется, у нас понемножку это получается, чтобы наши предприятия, пусть они даже частные, но если у них есть проблемы, то они по своему отраслевому предназначению имели возможность прийти и с властью поделиться. Просто так влезть в деятельность предприятия невозможно. Я даже у налоговой не могу запросить информацию по конкретному предприятию без согласия с его стороны. Если со стороны наших предприятий не будет готовности к общению и взаимодействию, то за ними не набегаешься. Думаю, важно в нашей работе выстроить такие доверительные отношения, и тогда мы будем иметь возможность перебирать рычаги воздействия на ту или иную ситуацию.

"Была конкретная кандидатура. И это не Сергей Иванович"

– До сих пор вакантно место "промышленного" вице-губернатора. Ходили слухи, что на это место мог быть назначен Сергей Дугин. Находилась ли эта персона в шорт-листе и приняты ли уже решения по этой должности?

– А почему вы говорите "находилась"? Может, эта персона там и находится? В прошлый раз я вас проинформировал в апреле, что эту позицию надо закрывать, принимать кадровое решение по своему заместителю. У руководителей есть матрица вопросов, их делят на важные и срочные, срочные и неважные, важные и несрочные, несрочные и неважные. Кадровое назначение я бы отнес к числу важных, но не срочных.

Томенко анонсировал назначение промышленного вице-губернатора Алтайского края

Томенко анонсировал назначение "промышленного" вице-губернатора Алтайского края

Губернатор заявил, что представит зампредседателя правительства через несколько недель

Я тогда сказал, что в скором времени представлю кандидатуру. Но, к сожалению, решая кадровый вопрос, имеем дело с людьми, со всеми их обстоятельствами, ситуациями, обязательствами. От состояния здоровья или настроения до ситуации в семье и так далее. Шорт-листа никакого не было, у меня была конкретная кандидатура. И это не Сергей Иванович. Сергей Иванович работает главой города и нормально справляется со своими обязанностями. К сожалению, не получилось у нас решение этого вопроса. Я его еще несколько подвесил, потому что это та ситуация, когда надо отмерить семь раз и один раз отрезать.

Вопрос не столь срочный, но затягивать не будем. Может, я немного переосмыслю требования к человеку, который должен эту позицию занять. Мне тогда казалось важным сохранить баланс между местными кадрами, из Алтайского края, и теми, кто мог быть приглашён на работу. Но, может, я не буду принципиально стоять на позиции, что это должен быть кто-то из наших, имеющих алтайские корни. Наберитесь немножко терпения, не так много осталось.

"Слишком многое надо сделать"

– Развитие края связано с появлением инвесторов. И все ждут, что под вас, ваши гарантии в край придут новые инвесторы. При этом мы помним, как вы говорили, что для того, чтобы инвесторы стали приходить в регион, одного симпатичного им губернатора недостаточно. Можно ли говорить хотя бы о промежуточных инвестиционных итогах первого полугодия – насколько оно было результативным? И, главное, довольны ли вы этим результатом?

– Всегда хочется большего. И это понятно. Говоря про удовлетворенность/неудовлетворенность, я не устаю и для себя, и для работников правительства (да и для всех нас) говорить, что нет предела совершенству и нет ограничения в тех задачах, которые перед нами стоят. Слишком многое надо сделать. Хоть определенные успехи и есть.

110 млрд с небольшим мы зафиксировали объемы инвестиций за 2018 год, в 2017-м – около 88 млрд. Отметили более чем 20%-ный рост объема инвестиций, 90% из которых не связаны с бюджетом. Есть, конечно, часть инвестиций, связанных с госкомпаниями или с компаниями, входящими в состав госкорпораций. Но тем не менее они относятся к частным инвестициям.

Про 2019-й пока можно говорить только о приблизительных, промежуточных итогах. Видите, здесь играет роль сезонность. Основные объемы, как правило, закрываются к концу года, и это сильно накладывает отпечаток на возможности текущего анализа. Статистика может быть не очень показательной, но даже по статистике прирост объемов инвестиций продолжается, мы свой объем из бюджета увеличили, но это и понятно – 130 против 110 прошлого года общие расходы бюджета, и там, конечно, большой объем инвестиционных денег. Но это инвестиции такие, скажем, социальные объекты, которые нашу жизнь улучшают, а не являются источниками новых доходов, которые будут подпитывать бюджет края в дальнейшем.

Поэтому большое внимание наше направлено на инвестиции в сферу реального, материального производства или сферу бизнеса, которые зарабатывают деньги для себя и для края.

Виктор Томенко о конкретных примерах инвестиций 2019 года

Это не все, только часть проектов и планов, которые сегодня наши многочисленные предприятия организуют. Мой обязательный вопрос, вопрос членов правительства, когда мы с бизнесом встречаемся, первый и ключевой – что надо, чтобы сохранить объемы или тем более чтобы их увеличить? Мы одновременно работаем, достигаем результатов, какие-то устанавливаем взаимоотношения. Вместе с ними формируется и репутация Алтайского края. А репутация – это то, под что люди делают инвестиции.  

"Порядок освобождает мысли"

– Как вы относитесь к возможности строительства многоэтажного дома на площади Сахарова в Барнауле?

– Я, честно говоря, не знаю, испортит ли многоэтажка на Сахарова вид на город. Я  же не настоящий архитектор. В любом случае в таком вопросе важно мнение жителей. Есть вещи, которые будут, очевидно, восприняты в штыки. И важно мнение профессионалов.

Насколько я знаю об этой ситуации, земля частная. Как-то она же стала частной. И тут какой момент: мы будем прошлое ворошить или не будем? Ну, наверное, не будем. У частного собственника есть определенные права. Насколько я знаю (информация начала проскальзывать по докладам), у собственника сегодня есть все права, чтобы там всё начинать. Все процедуры, связанные с получением разрешения, проектированием, началом стройки. Но не идут же собственники на это. Там нормальные люди, патриоты города, с одной стороны, воспитанные нашим обществом. Честно говоря, я не вижу там каких-то инициатив. Вбрасывается откуда-то информация, мол, вот, сейчас начнут строить. Начинаешь проверять – нет нигде ничего. Значит, в рамках каких-то интересов эта информация в очередной раз без особого основания выносится на обсуждение.

И разве это дело губернатора – сидеть и думать, где какую многоэтажку построить? Ну, это не совсем то. Я, правда, в этом ничего не понимаю, я учился другому, и мои представления по этому поводу на уровне продвинутого обывателя, но не более того. Я удивился, что появилась информация в наших СМИ. Прямых звонков пару сделал. Мне сказали: "Виктор Петрович, все там спокойно". Поэтому, если от частного переходить к общему, то должны работать правила, порядки, регламенты, нормальным образом принятые и утвержденные. Порядок освобождает мысли.

Как губернатор (не)может повлиять на городские власти

"Надо быть политическим самоубийцей"

– Жители пеняют на городские власти, что они не советуются с горожанами, когда принимают решения по благоустройству. Например, что, не спросив барнаульцев, поменяли асфальт на плитку, также есть вопросы по генплану, что обсуждается он достаточно формально. Должны ли чиновники прислушиваться к мнению горожан по-настоящему?

– Про плитку. Я следил, как дискуссия вокруг нее развивалась. Ничего острого не увидел. Какие-то охи и всхлипы можно зафиксировать. Вообще, очень многие люди поддерживают {плитку}, и им нравится. Все необходимые процедуры для принятия этого решения состоялись. Я по плитке еще не прошел, но езжу, смотрю, вполне себе симпатично смотрится. Я не уверен, что тех, кому не нравится, большинство. Возможно, что и наоборот. Насколько я знаю, жители города при выработке этого решения принимали участие.

Томенко об ожиданиях избирателей от власти и вопросе выбора политиков

Что касается генплана. Довольно четко законодательством прописано, когда что должно рассматриваться. Оно и рассматривается. Я не вижу, что генплан уплывает без нас, а мы не поучаствовали. Нет никаких демонстраций. Я сам руку на пульсе не держу, но есть органы власти у нас, которые следят за тем, чтобы в наших муниципалитетах порядок соблюдался. Не вижу серьезных отклонений.

Публичные слушания (это рекомендательная штуковина), даже если к ним сложилось отрицательное отношение, этот момент власти должны просто учесть. Это индикатор на самом деле для властей, в какую сторону дрейфовать. А так, конечно, у них есть все права. Дальше начинается работа СМИ, активность самих людей.

Сама природа власти – она от народа. Поэтому, чтобы не прислушиваться к людям, это надо быть политическим самоубийцей. С другой стороны, делая свой выбор, избиратель на какое-то время точно полномочия делегирует депутатам, исполнительной власти – это точно совершенно.

"Поменялась власть – поменялась позиция"

– Долгое время не принято было со стороны краевых властей говорить, что в Алтайском крае все хорошо. И не транслировалась мысль, что регион находится в числе отстающих по социально-экономическим показателям. А сегодня громко говорят, что проблемы есть и необходима ускоренная программа развития. Почему такое резкое изменение позиции относительно этого фактора? И когда жители региона увидят позитивные изменения от  кураторства федерального министра?

– Почему поменялась позиция? Ну, поменялась власть – поменялась позиция. На самом деле, это такая ловушка: если ты много лет находишься у руля, то у тебя всегда перед собой висит образ того состояния, в котором ты хозяйство принял (край, город, район, завод). И надо признать, что по сравнению с ситуацией 2005 года то, что сделано в крае по отношению к 2018 году, – это же очевидное движение вперед. Другое дело, что накапливались проблемы объективного характера (например, демография). В 2003 году жили 2 млн 600 тыс. человек, на 1 января 2019 года – 2 млн 330 тысяч.

Как оценивают губернаторов: настоящих и предыдущих

Власть – это же приходящее явление. А край будет всегда и жители будут всегда. И свою часть пути должны пройти достойно и передать следующим поколениям нормальный задел. С программой давайте немного подождем. Мы больше 111 предложений сформулировали – от организационных до инвестиционных – с просьбой прямой поддержки государства.

Сейчас краевые ведомства с федеральными коллегами все отрабатывают. К 1 сентября мы должны эту программу внести. Кураторство – это способ организовать деятельность на уровне федеральной власти. Это дополнительные для нас возможности. Мы пытались обратить внимание на наши проблемы, что сегодняшние механизмы решения проблем, например по зарплате, не решаются. Вот я вышел на сегодняшние показатели по врачам – 48 тыс., и все, я дальше двинуться не могу. А в Новосибирске или в Кемерово зарплаты за 70 тысяч. В Красноярске – под 90 тысяч, за 80 тысяч уж точно. Мы просто неконкурентоспособны. А врач – он и здесь врач, и там. И что делать? И вот дефицит 2,5 тысячи врачей. И еще на 200 меньше стало за первое полугодие. А нам надо тысячу человек нарастить, чтобы наши планы выполнялись. Довольно сложная история, и без понимания этих проблем на федеральном уровне, в федеральном правительстве, нам, я боюсь, не сдвинуться. Но хорошая новость, что правительство это видит и понимает. И вышли на такой инструмент.

Зачем федеральное правительство взяло кураторство над Алтаем


"Так устроено общество"

– Судя по активности ваших подписчиков в Instagram, есть большой запрос на открытость власти. Первое – есть ли необходимость делать власть более открытой, на ваш взгляд, второе – как это сделать?

– У меня в работе с Instagram ничего не поменялось, я продолжаю вести его сам. Мне помогают обрабатывать поступающие вопросы, чтобы передать их в ведомства. Если вопросы сформулированы рационально и с чем можно поработать – это святое дело. Для того я Instagram и заводил, а не для того, чтобы с кем-то переписываться.

И директ я тоже читаю, то есть личку, и коллег тоже прошу что-то оттуда раскидать. Правда, не ставлю отметку, что я прочитал, иначе начинается вхождение в переписку, а я себе позволить этого не могу. По времени и по силам.

Так устроено общество: всегда какая-то часть людей будет скандалить. Судя по количеству тех запросов, которые есть, и по количеству жителей, и по количеству проблем, очевидно, что вопросы решают на месте. Здесь {вопросы} исключительные. Просто по соотношению долей.

Об Instagram и ответственности избирателей

"Не для сарказма, а по велению души"

– Насчет алтайского ДК, перечислил деньги известный футболист. Было много комментариев тогда, в том числе камни летели и в огород краевых властей. Насколько приемлема такая форма поиска денег со стороны муниципальных учреждений?

– Даже в очень богатых странах, развитых в экономическом смысле обществах финансирование социальных учреждений или социальных направлений деятельности из внебюджетных источников является делом не только привычным, но и даже обязательным. Не является исключением и наша страна. Если кто-то действительно не для подкола, не для сарказма, а по велению души собирается помочь какому-то учреждению культуры (а это сплошь и рядом происходит), так это с точки зрения власти и по-человечески надо приветствовать.

Очень важно понимать мотивы человека, который это сделал. Есть меценаты, которые навсегда вошли в историю страны, которые помогали культуре. Другое дело, поскольку это вещь не обязательная, а возможная, рассчитывать на нее в полной мере нельзя. У государства должна быть своя политика, и она есть. И государство ее проводит. Если говорить прямо, это затратная история. Это деньги, которые ты вкладываешь, и они не возвращаются. Это фактически деньги в нашу духовность, в нашу культуру, историю, в нашу общественную жизнь. В некотором смысле какие-то пропорции уже сложились, деление бюджетного пирога, традиции установились, их не так просто переломать, изменить, но сегодня сотни миллионов вкладываем в наши учреждения культуры – как краевые, так и в наши муниципальные. Я думаю, что более полумиллиарда рублей мы сегодня вкладываем. Когда у тебя дуршлаг со множеством дырок больших и маленьких, ты сперва большие дырки закрываешь, чтобы меньше утекало. Так и здесь – сперва надо крупные потребности закрыть, и это правильно. И не так быстро дойдут руки до всех. Но у нас есть несколько инструментов, как уже сегодня наши небольшие сельские поселения могут поучаствовать в получении каких-то грантов. Важно, чтобы была включенность со стороны местных сообществ и местных властей.

Я себе так вижу этот вопрос (и мы еще не приблизились к его разрешению): мы знаем примерно наши возможности, что есть с точки зрения потребностей. По некоторым позициям у нас накопились проблемы. Копились они долго и требуют своего разрешения. Их не решить за год, за три и даже за пять. Но иметь какую-то программу выхода из этого состояния – это тот самый системный подход, который я и моя команда исповедуем.

О (не)возможности решения проблем в долгосрочной перспективе

Зависимость бюджета, а значит, принятие нами такого рода решений – долгосрочных и финансово емких – существует. Что делать? Работать, жить, развивать экономику, формировать собственные доходы и учиться разговаривать с федеральным правительством.

Про парк "Изумрудный": "Многое, что можно было испортить, уже испорчено"

Исходное положение такое – парк или то, что мы называем парком, был и продолжает оставаться краевой собственностью, как и "Юбилейный". Никакого толком у него хозяина или балансодержателя нет, числится просто в казне. Полтора десятка лет был предоставлен в аренду коммерческим структурам. В итоге имеем то, что имеем. Всегда, когда формируются какие-то проекты и планы, все красиво на бумаге. Потом начинается обычная жизнь.

Все проблемы знаем. Деревья порубили, все вокруг застроили, еще чуть-чуть – и останемся без "Изумрудного". Позиция краевых властей и моя тоже – в том, чтобы парк продолжил оставаться парком. Концепции, подразумевающие создание из него некого коммерческого объекта, который бы работал и зарабатывал деньги на содержание, мне совсем не нравятся. Многое, что можно было испортить, уже испорчено.

Томенко о будущем парка "Изумрудный"

К сожалению, надежда на то, что есть частный ответственный бизнес, в данном случае не оправдалась. И концов не найдешь – все хорошие. Все благими намерениями куда-то выстлано. А это потому, что невозможно это контролировать. Во власти все меняется, в жизни, у инвесторов, они сами постоянно меняются. Сегодня фирмой один владеет, завтра другой. Этот процесс контролировать невозможно.

Завтра сыну передал, послезавтра продал вообще кому-нибудь. Должен быть нормальный парк, с каким-то достаточным объемом сопутствующих услуг, удобств, с минимальным, наверное, влезанием туда с точки зрения коммуникаций и строек. И с большой вероятностью мы по ней пойдем в ближайшее время. Я этого хочу, но, наверное, пару десятков миллионов – приблизительно очень говорю – может, три {миллиона} потребуется, чтобы финансировать его текущее содержание. Я один это решение принять не могу. Это логично, но я должен пойти спросить депутатов АКЗС, готовы ли мы на эту концепцию выделить деньги. Я же понимаю, что решения о передаче в аренду принимались от бедности. Ну не было в бюджете денег его содержать.

Какого парка достоин Барнаул

Про отпуск

Я кайфую от возможности утром встать и до леса доехать или просто теплом понаслаждаться. Пока для себя не считаю возможным в отпуск съездить. Во-первых, много дел, которые надо сделать. В каких-то моментах я должен еще разобраться. Хотя чувствую, что своим родным и близким задолжал уже. Так что пока нет планов на отпуск. Но они могут появиться. В этом и прелесть ситуации.  

О выездном совещании регионального правительства

Это был наш первый опыт. Это хорошая форма работы, она не единственная, но может быть каким-то дополнением, фишкой какой-то нынешней власти. И мы ее будем использовать. Вот только какие-то моменты превращения этого всего в практические действия надо было еще отработать. Лето с точки зрения таких выездов я не рассматриваю. Вычеркнул. Сейчас восстановится привычный формат работы, начнется политический сезон, начиная с сентября, и продолжим мы в этом направлении двигаться. Естественно, выбираем, куда должно быть наше внимание именно в таком формате обращено. Подумаем, посмотрим.

Томенко рассказал о звонке Путина, верит ли он цифрам и на что у него нет ответа

Томенко рассказал о звонке Путина, верит ли он цифрам и на что у него нет ответа

Глава региона отвечал на вопросы журналистов 2,5 часа

Пока просматривается у нас, наверное, вот эта часть: Славгород, Яровое, Рубцовск, Змеиногорский, Первомайский районы. Вот так примерно мы для себя намечаем. Но это не исключает и моих индивидуальных поездок более узким составом с каким-то профильным министром.

О "мусорной реформе"

Мы действуем в рамках федерального законодательства по этой реформе. Коллапса нет. Наиболее крупные населенные пункты в приемлемой форме переключились на новый формат работы. Реформа только в действии. Наиболее сложная ситуация в тех населенных пунктах (это многочисленные примеры для края), где этот процесс не был вообще организован. Там мы должны навести порядок.

Еще про инвестиции

Мы занимаемся вопросом дальнейшего развития нашего аэропорта. Если состоится, то это несколько миллиардов инвестиций. Сейчас у края 52% акций и 48% у аэропорта. И мы ведем разговоры с компанией, чтобы реализовать проект – фактически речь идет о создании нового терминала и серьезном увеличении мощностей нашего аэропорта. Это будут инвестиции больше 2 млрд рублей и смотря на какой окончательный проект будем выходить.

Конечно, и другим форматам уделяем большое внимание. Закончилась программа развития внутреннего и въездного туризма, мы участвовали с 2011 по 2017 год. Тем не менее мы предпринимаем усилия, чтобы включиться в новую программу с еще тремя проектами. Если включаемся, то объем госинвестиций – и частных, и в сферу развития туризма, санаторно-курортного туризма, развития рекреационных зон, тоже, пожалуй, будет. Мы стараемся конструктивно подходить к пожеланиям наших действующих предприятий, чтобы они могли расширять объемы своей деятельности, а это тоже объемы инвестиций. Некоторые сидели, чего-то у нас опасаясь, зажавшись.

Про идею создания технопарка на Алтайском моторном заводе

Нет планов делать там технопарк в настоящее время. Холдинг "Транспортные компоненты" – новый собственник, им прорабатывается вариант санации площадки Алтайского моторного завода. У нас в июле зарегистрировано новое юрлицо. Большая часть персонала перейдет на работу туда из банкротящегося АМЗ.  Я с руководителями встречался, планы у них есть, мы их будем поддерживать. И вполне возможно, что нам удастся сохранить производство двигателей.

Рука не дрогнет. Интервью с губернатором Виктором Томенко о работе и личном

Рука не дрогнет. Интервью с губернатором Виктором Томенко о работе и личном

Более трех часов подряд глава региона отвечал на вопросы журналистов

О строительстве новых школ в Барнауле

Вопрос строительства новых школ актуален. Вопрос наличия второй смены актуален. Строительство школ в новых микрорайонах – тоже. Школ будет строиться по Барнаулу и по краю до 2024 года много. Будут строиться новые школы, пристрои, будем ремонтировать, реконструировать существующие. Более 20 тысяч школьных мест примерно мы должны еще создать. Понятное дело, нас немного догонит демография. Рождаемость у нас снижается. В прошлом году 23 300 детей родилось, в предыдущем – 25 500, по 2-2,5 тысячи идет снижение. Пока мы этот процесс не остановим, снижение будет. Ребятишек, которые к 2024 году пойдут в школу, будет меньше, чем сегодня. Но все равно баланс будет таков, что новые школы строить надо.

Надеюсь, что наше участие в нацпроектах, наши предложения, которые мы подготовили по части образования в программу индивидуального ускоренного развития, нам позволят приблизить сроки строительства и ввода объектов (детсады, школы, ясли) и увеличить те планы, которые у нас есть. Система образования, дети – это наше будущее. И мы все по определению обязаны этому вопросу первоочередное внимание уделять. Будем уделять.

О "травоядности" политической элиты Алтайского края

Можно попробовать сравнить то, что есть в Красноярске, Норильске и у нас на Алтае. Элита Алтайского края не лучше и не хуже других элит в других регионах, раз мы уж начали рассуждать. Как иногда за деревьями надо увидеть лес, так за элитами мне, как руководителю края сегодня, надо увидеть людей со всеми их интересами, планами, ожиданиями, возможностями, в конце концов. А "травоядность" зачастую определяется временем, в котором мы живем.

О заработной плате

Заработная плата подросла. Знаете, как скажу, это не очень популярное заявление, но я опираюсь на статистику, которая, как мы с вами уже говорили, даже если она где-то имеет изъян, то этот изъян повторяется каждый раз, и динамику мы уж точно можем увидеть. Например, подоходный налог – можно посмотреть, что с его динамикой. И мы видим корреляцию. Мы видим, что его поступило больше на 13%, чем за 2017 год. Странно думать, что кому-то свалилось наследство на 13% от того, что заработал весь остальной край.

Вопросы главе региона задавали журналисты краевых изданий: Татьяна Гладкова ("ТОЛК"), Кристина Ливер ("Алтайская правда"), Елена Пацар (ИА "Амител"), Елена Маслова (ИД "Алтапресс"), Александр Шелягин ("Политсибру"), Виктория Крахмалева ("Банкфакс").

 

1000

Гость

По сути, Томенко должен находиться в шоке и, какое хозяйство ему досталось. А то, что он думает про свою репутацию в статусе экс главы региона - в будущее недалёкое заглядывает?

Гость

И разве это дело губернатора – сидеть и думать, где, какую многоэтажку построить? - конечно дело! Если какой то чертов дом собираются строить на главной площади Барнаула, а на городские власти надежды нет, естественно это дело губернатора вмешаться и показать, кто тут настоящий хозяин. Не тот, у кого наследство хорошее и амбиции политические, если вы понимаете о чем я.

Лента новостей

Лента новостей