"Детям наше ярмо не нужно". Алтайские фермеры не знают, кому передать свое дело

Государство ежегодно увеличивает объемы господдержки, но этого мало — КФХ исчезают. За последние 20 лет в крае стало в два раза меньше фермеров

В Алтайском крае из года в год сокращается число крестьянско-фермерских хозяйств. Средний возраст фермера давно перевалил за 50 – "старые" еще держатся, а молодые не приходят им на смену. Начинать дело с нуля крайне тяжело и затратно, так создаются только микропредприятия. Единственный вариант для хорошего старта – продолжить дело отца. Но далеко не все дети хотят для себя такую жизнь.

"Скоро нашу землю пригребут"

Фермер из села Бастан Михайловского района Владимир Киргинцев констатирует: передавать дело всей жизни некому.

"Мне 63 года. Я планирую поработать еще два-три года, максимум пять. Иначе так и крякну на работе – нашего брата много уже померло. Сыновьям земля не нужна. Старший живет в Москве, он военный в звании полковника. Младший – директор "Тойота центр Барнаул". У коллеги, Сергея Григорьева, тоже два сына. Один в Германии, другой в Барнауле. Династий у нас нет. Дети не хотят наше ярмо надевать".

Свой бизнес фермер планирует продавать – желательно целиком и сразу, но, возможно, в рассрочку.

"Земля уходит из деревни в район. Нас в Бастане, например, трое фермеров осталось – и все пенсионеры. Мы уже не набираем столько земли, сколько раньше. И в районе все такие же либо предпенсионного возраста, – говорит Киргинцев. – Конечно, найдутся те, кто засеет землю, об этом не переживаем. Есть те, кто по 30 тыс. га набирает. Вон Владимир Гришанин, например ("Алтайагросервис". – Прим. ред.). Скоро нашу землю пригребет – и все".

Больная мозоль

Серьезность этой проблемы подтверждает депутат АКЗС, совладелец племрепродуктора "Тимирязевский" Анатолий Вытоптов. По его словам, в селе с неохотой остаются даже учащиеся сельскохозяйственных колледжей. И таких единицы.

"Это наша самая больная мозоль! Город практически всю молодежь забирает. Все меньше остается людей, которые хотели бы посвятить жизнь такому тяжелому труду. Заниматься растениеводством, а тем более животноводством – это ежедневная круглогодичная пахота. От нее после института через два года убегают", – пришел к горьким выводам Вытоптов.

Уборка: одни фермеры бросают поля, другие собирают всё до зернышка из-за цены

Уборка: одни фермеры бросают поля, другие собирают всё до зернышка из-за цены

Летом фермеры не могли дождаться хороших дождей, а теперь, когда они не нужны, вынуждены приостановить уборку из-за ежедневных осадков

По его мнению, уже в ближайшие пять лет фермерские хозяйства, создавшиеся в начале 1990-х, начнут закрываться из-за износа человеческого ресурса.

"На моем предприятии средний возраст сотрудников перевалил за 50 лет. Это грустно признавать, но факт: человек в селе быстрее стареет. Хоть и зарплата сейчас достойная – наши комбайнеры по 80-100 тыс. рублей в месяц в сезон зарабатывают. Но село не развито, инфраструктуры нет: хороших дорог, коммуникаций, доступа к качественному медицинскому обслуживанию и образованию. А люди рожают детей и хотят дать им самое лучшее, вот и уезжают", – говорит депутат.

Тех мер, которые сейчас проводит государство, недостаточно – они могут только "штаны поддержать", уверен аграрий.

"Когда-то государство должно обратить внимание на село! И не словами – от криков в воздух про то, что надо помогать, ничего не изменится. Да, есть крупные хозяйства, которые вкладывают и в собственное развитие, и в село, – например, в Целинном районе работают Вадим Смагин, Павел Бейфорт. Но за счет одних фермеров село не поддержишь", – уверяет предприниматель.

Анатолий Вытоптов считает, что отрасль будет переживать глобализацию – фермерские хозяйства начнут укрупняться, более эффективные хозяйственники подберут земли у мелких. Но при этом он уверен, что крупные холдинги все захватить не смогут – туда, где останутся крепкие фермеры, они не пойдут.

По стопам отцов идет только треть молодежи

Чтобы сейчас начать бизнес в сельском хозяйстве с нуля, нужны огромные вложения – десятки миллионов рублей.

"Нам в 1993 году дали по 10 га земли и больше ничего. Мы земельные паи выменивали на овечек. Технику достали из Казахстана – списанные комбайны за бесценок брали. По нынешним меркам это почти даром. А сейчас там ничего не купишь уже, казахи сами у нас таскают", – вспоминает Владимир Киргинцев.

Жительница Алтайского края вышла на пенсию и запустила молочный бизнес

Жительница Алтайского края вышла на пенсию и запустила молочный бизнес

"Мой бизнес" – это проект, запущенный по инициативе Алтайского фонда малого и среднего предпринимательства, рассказывает личные бизнес-истории барнаульских предпринимателей

Исполнительный директор Союза крестьянских (фермерских) формирований Алтайского края Александр Вайс констатирует: подавляющее большинство молодых фермеров продолжают семейное дело. Только на этом пока еще и держится отрасль.

"В селе остается около 30% молодежи, чьи отцы уже состоявшиеся фермеры. В итоге руководители КФХ дорабатывают максимум до 70 лет и закрываются. А открытию дела с нуля система не способствует. Еще в 2012 году мы поднимали этот вопрос на всероссийском съезде. Появились госпрограммы в поддержку начинающих фермеров, развития кооперации. Но этих мер недостаточно", – считает Александр Вайс.

По данным союза, с 1998 года число КФХ в крае только убывает. Тогда официально зарегистрировано было свыше 7 тыс. хозяйств. Сейчас же осталось около 3 тыс. действующих КФХ (официально около 4 тыс., но многие из них уже не подают отчеты).

Казалось бы, сейчас есть грантовая поддержка – бери и пользуйся. Но чтобы ее получить, нужно соблюсти множество условий, которые для начинающих фермеров не всегда могут быть выполнимы.

"На создание хозяйства, которое сможет работать на уровне товарного производства, необходимо минимум 20 млн рублей. Такой кредит никто молодому аграрию не даст. Поэтому происходит укрупнение фермерских хозяйств, и это фактически единственный выход из ситуации. Есть случаи, когда КФХ собирает земли из нескольких районов. Разумеется, это лучше, чем вообще ее не обрабатывать", – объяснил Александр Вайс.

Без десятка миллионов рублей делать нечего

Глава Алейского района Светлана Агаркова настроена более оптимистично, хоть и признает, что молодым без стартового капитала в селе делать нечего.

"Хороший комбайн стоит 9-11 млн рублей. Откуда такие деньги взять? Не с лопатой же ребенку ходить! Конечно, помогают отцы. У нас в районе очень хорошо развито семейное фермерство. Например, Никита Овчаренко стал фермером в 21 год, пошел по стопам отца Сергея. Сыновья со временем отделяются и работают обособленно", – рассказала глава района.

Директор хозяйства "Фрейя" 34-летний Федор Салахов успел получить высшее образование и поработать в городе. Но в кризис 2008 года вернулся домой, в Алейский район.

"Первые два года я у отца поработал в селе Боровское, а потом свое дело открыл. И вот уже 10 лет как работаю самостоятельно в поселке Краснодубровский. Занимаюсь, как и отец, растениеводством. В этом году убираю пшеницу, лен, горох. Урожай, несмотря на засуху, будет неплохой", – поделился фермер.

Колоссальные убытки: что значит на самом деле гибель 90 тыс. га урожая на Алтае

Колоссальные убытки: что значит на самом деле гибель 90 тыс. га урожая на Алтае

В Алтайском крае засуха погубила посевы на 90 тыс. гектаров. Это посевная площадь крупного агрохолдинга или небольшого района

Пока что, по словам агрария, нет никаких предпосылок к тому, чтобы он уходил из села.

"Лишь бы были люди, с которыми можно работать. Пока они есть", – говорит Федор Салахов.

Господдержку "Фрейя" получала лишь однажды – в 2015 году государство выплатило компенсацию краевым сельхозпроизводителям за погибший под снегом урожай. По словам Федора, если бы тогда ему не помогли, наверняка бизнесу пришел бы конец.

Стать племрепродуктором за 10 лет

38-летний Денис Андреев осел в деревне с 2010 года. Его отец, Анатолий Андреев, занимается растениеводством с 1992 года. КФХ Андреева имеет статус семеноводческого хозяйства. Денис же выбрал другое направление – в 2011 году они с отцом купили первых герефордов. С тех пор мужчина стоит во главе мясной фермы. В этом году фермер намерен подать документы и получить статус племрепродуктора.

"Был я в городе, пожил, ничего интересного там нет. Работаю в селе со школьной скамьи. Меня все устраивает", – заявляет аграрий.

В 2012 году Андреевы получили грант на развитие фермы – 10 млн рублей. Они стали первыми грантополучателями в крае. К этим деньгам добавили столько же своих, занялись стройкой, приобрели животных в племенных хозяйствах края и в Канаде. С тех пор грантов больше не получали – только небольшие субсидии.

"Работа у нас, безусловно, тяжелая. В животноводстве вообще нет понятия отпуска – каждый день что-то происходит. Нужно много вложений, нужен опыт в этой сфере. Если ты купил двух быков и двух телок, это еще не значит, что ты занялся животноводством. Я вижу, как некоторые хозяйства, которые у нас приобретают животных, по три года топчутся на одном месте", – говорит животновод. 

Захотел, научился и получил грант

И все же единичные случаи появления молодых фермеров в крае есть. Они "вырастают" из личных подсобных хозяйств.

Летом 2017 года в хозяйстве Вячеслава Суханова из села Беспалово Кытмановского района содержалось 40 голов крупного рогатого скота. В 2018 году он стал обладателем 3 млн рублей гранта, на который приобрел 50 нетелей.

"Он услышал про краевую программу поддержки, поехал в город, поучился на курсах повышения квалификации. Одновременно с этим оформил поля для сенокосов и пастбищ. Затем защитил грант. Сейчас он вполне успешно работает. Конечно, весь в заботах, проблемах и кредитах. Но бросать не собирается", – рассказал "Толку" начальник управления сельского хозяйства Кытмановского района Сергей Ульшин.

Следующая цель КФХ Суханова – развитие молочного стада до 250 голов КРС, в том числе свыше 110 дойного.

В 2020 году начинающий фермер Елена Косарева из Новокаменки Ельцовского района осваивает 5,5 млн рублей гранта по программе поддержки аграриев. В ее хозяйстве появилось 67 голов герефордов из Целинного района, сообщает "Алтайская нива".

Теперь фермеру необходимо выполнить все пункты бизнес-плана, заявленного в минсельхоз. Одно из условий – суточный привес живой массы животных должен составлять не менее 700 граммов.

С 2012 по 2020 год, по данным минсельхоза, гранты получило 301 фермерское хозяйство Алтайского края. 247 из них выдали на реализацию проектов начинающих фермеров и 54 – на развитие семейных животноводческих ферм. Общая сумма поддержки за этот период составила порядка 790 млн рублей.

В 2020 году гранты получил 31 фермер Алтайского края, в том числе 26 начинающих и пять владельцев семейных ферм. Общая сумма грантов составит 115 млн рублей.

Новости партнеров

1000

Лента новостей