Полгода коронавирусу на Алтае: что мы узнали про себя, медицину и логику властей

Редакция, Общество, 6:04, 29.09.2020
Полгода коронавирусу на Алтае: что мы узнали про себя, медицину и логику властей Анна Меньшикова

По сути, действующая система здравоохранения сегодня в чем-то расхлебывает последствия проведенных ранее — в мирное время — реформ и оптимизаций

29 сентября исполняется ровно полгода с момента выявления первого случая коронавируса в Алтайском крае. Тогда бессимптомно болевшую женщину, а потом и ее мужа поместили в больницу РТП и держали под контролем. На них жители региона обрушили "ведро" упреков. Сегодня даже с симптомами непросто добиться теста, в поликлиниках люди стоят в многочасовых очередях, а подозрение на ковид стало обыденностью.

Пандемия COVID-19 – не первая даже в XXI веке, однако она застала врасплох власти страны и регионов. Алгоритмы действий, логистика пациентов, лекарств и всего необходимого, а также законодательные нормы принимались на ходу и далеко не всегда оказывались эффективными или даже просто подкрепленными действующим правом. Врачи оказались "на линии фронта", многие пациенты с хроническими заболеваниями – предоставлены сами себе, а часть бизнеса еще годами будет выбираться из кризиса.

Однако именно ковид показал, что остаются люди, готовые помогать и жертвовать. Многие врачи заработали по-настоящему хорошие деньги за работу с ковидными пациентами, край получил технику и защитные средства в невиданных ранее объемах.

"Толк" вспомнил, что происходило в эти полгода, какие решения принимались и какие выводы можно сделать из произошедшего.

Странные нерабочие дни

Когда в стране весной ввели более месяца нерабочих дней, в Москве и Питере была вспышка, но в Сибири и в Алтайском крае регистрировали единичные случаи. Однако тогда незнакомый вирус так испугал людей, что большинство даже обрадовалось нежданному отдыху.

Термин "нерабочие дни", которого в Трудовом кодексе РФ до сих пор нет, возможно, еще пригодится кому-нибудь из студентов юрфака для дипломной работы.

Спустя полгода очевидно, что основная волна заражения в Алтайский край добралась как раз тогда, как нерабочие дни отменили, никакой "плавной" заболеваемости не получилось. В результате, когда в регионе было с десяток заболевших, все сидели дома. В июле, когда в сутки фиксировали свыше 200 новых заболевших, все ходили на работу.

Получилось, что сначала край не мог не подчиниться федеральной воле. А затем люди устали бояться, бизнес отказывался не работать, а власти подсчитали возможные выпадающие доходы из-за простоя налогоплательщиков — и стало ясно, что жесткого карантина по типу китайского у нас не будет.

В Роспотребнадзоре больше не перепроверяют тесты из частных клиник на COVID

В Роспотребнадзоре больше не перепроверяют тесты из частных клиник на COVID

Большинство первично положительных тестов подтверждается, и чтобы разгрузить эпидемиологов, приняли решение перепроверять результаты выборочно

Люди к маскам не готовы

Сложно назвать существующую профанацию масочным режимом, но все-таки с 12 мая в транспорте, на остановках и в закрытых общественных местах жители Алтайского края обязаны носить маски. Судя по тому, что происходит все это время, режим этот как обязательный воспринимают люди, работающие за прилавком, бюджетники и те, кто сам действительно боится заразиться.

В транспорте в лучшем случае половина пассажиров надевают маски. В магазинах без них не рассчитывают на кассах, но внутрь все равно пускают. Люди разносят вирусы по всему помещению и лишь на кассе надевают салфетку с надрезами на лицо или стоят с масками на подбородках, превращая саму идею в фарс.

Наказание за нарушения понесли в основном кассиры, продавцы, автоперевозчики (например, в Бийске) — всего Роспотребнадзор составил несколько сотен протоколов. Полиция также выписывала штрафы гражданам, ими были завалены суды, однако далеко не все из них заканчивались штрафами из-за ошибок в оформлении протоколов.

О каком бы ужесточении контроля ни говорили власти, людей в масках больше не становилось, в общественный транспорт и в магазины без них продолжали пускать. Да и первые лица края и города не сказать, чтобы подавали везде пример образцового поведения. Глава Барнаула только после критики в соцсетях стал ее надевать, и то не сразу туда, куда нужно.

По сути, за все полгода прогресс произошел в одном — люди перестали презрительно относиться к тем, кто маски все же носит. А те, в свою очередь, перестали стесняться выглядеть идиотами среди других.

Скорее всего, люди начнут носить маски — к зиме, когда станет холодно. Маски отлично защитят кожу лица. Но это на улице.

Полузакрытые границы

27 апреля объявили о введении пропускного режима в Алтайском крае с 1 мая. Три дня власти молчали, что порождало страхи и домыслы, а после ответили, что никакого нового документа по этому поводу не выпустят.

Провозглашенный режим имел столько допущений, толкований и белых пятен, что на свет сразу выплыла несогласованность действий. Так, например, зампредседателя правительства региона Игорь Степаненко заявлял, что электрички будут ходить только до границы края, а в компании "Алтай-Пригород" — что намерены работать в обычном режиме.

В итоге алтайские электрички преспокойно ходили в Кузбасс и Новосибирск. Более того, даже прибывшим в край на поездах из других регионов не вручали положенные требования об изоляции, настаивая на сознательности самих граждан.

А граждане, которым очень нужно было в соседние регионы, научились объезжать контрольные пункты и делать липовые командировочные листы, по которым их никто на изоляцию не отправлял.

В Алтайском крае развернут еще свыше тысячи коек для ковидных больных

В Алтайском крае развернут еще свыше тысячи коек для ковидных больных

Если летом большая часть ковидных больных болела бессимптомно, то теперь растет число людей с пневмониями. В связи с этим задействовали мощности еще одного КТ-аппарата и увеличивают число коек

(Бес)платная (вне)плановая медицина

Особую ярость у граждан вызвал запрет плановой медпомощи. Фраза в духе "да от обострений хронических болезней умрет больше, чем от коронавируса" была очень популярной. Люди буквально вопили в инстаграм-аккаунте губернатора Томенко, минздрава и в комментариях на большинстве сайтов.

Однако оценить правильность или категорическую ошибочность этого суждения невозможно. Особенно сейчас, когда число внебольничных пневмоний растет день ото дня, когда резко подскочило количество "тяжелых" пациентов и тех, кто на ИВЛ, а цифра в 6-7 умерших с ковидом ежесуточно становится нормой. Нет инструментов, которые позволили бы достаточно корректно сопоставить риски не оказанной вовремя плановой помощи и последствий коронавируса.

Градус непонимания возрос до максимума, когда открыли рестораны, но по-прежнему запрещали людям записываться к врачам — это казалось насмешкой над здравым смыслом.

Впрочем, те, кто мог и хотел, адаптировались: люди подпольно ходили к "своим" медикам либо записывались на прием платно. Доходило до смешного: в государственных стоматологиях принимали только по острой боли и даже не ставили постоянные пломбы, чтобы сократить число приемов, зато за деньги в тех же самых клиниках можно было даже без боли вылечить кариес.

Но большинству было не смешно: срывали давно запланированные операции, отсутствие которых или значительно ухудшало качество жизни людей, или сокращало их жизнь.

Система затрещала

28 сентября министр здравоохранения края Дмитрий Попов сказал, что многие вещи в пандемию делают в регионе впервые. Из 18 тысяч коек в крае 2 тысячи пришлось "выводить" под ковидных пациентов. То есть больше 10%. Их нужно было не просто найти, но и оснастить — оборудованием, кислородом, подобрать персонал. Попов назвал принимаемые меры экстраординарными.

Виктор Томенко попал в больницу с двусторонней пневмонией

Виктор Томенко попал в больницу с двусторонней пневмонией

Ранее у главы региона подтвердился коронавирус, но в правительстве края сообщали, что Томенко хорошо себя чувствует и может работать из дома

А в период первой волны роста они стали фактически критическими — в одном из ковидных госпиталей попросту не хватало персонала, и люди сутками не видели лечащих врачей. На самых первых этапах не хватало защитных костюмов, элементарно — питания для врачей, и добрые люди им помогали. То есть неотработанными на тот момент были даже финансовые потоки. Потом эти вопросы отпали, эту систему отладили.

Однако 2 тысячи коек — это действительно много, потому что раньше они тоже не пустовали. Это 2 тысячи потенциально не госпитализированных плановых и экстренных больных. Сокращение произошло, конечно, за счет плановых пациентов. Сейчас в больницы везут практически только по экстренным показаниям.

Просто напомним, что 10 лет назад, на 1 января 2009 года, в Алтайском крае насчитывалось 26,5 тысяч коек (по данным программы модернизации здравоохранения Алтайского края на 2011-2012 годы). Тогда был большой перекос в пользу одних профилей и дефицит других. Реформа должна была значительно сократить число, например, терапевтических коек и повысить количество мест в онкологии и кардиологии.

Позже реформы концентрировали круглосуточную помощь в больницах в крупных межрайонных центрах.

Таким образом, за 11 лет в Алтайском крае число коек в круглосуточных стационарах упало на треть. Возможно, "выпавшие" места и не пригодились бы для размещения ковидных больных, но вполне могли улучшить ситуацию с приемом плановых или хотя бы экстренных пациентов с некоронавирусными диагнозами и проблемами.

Возросшая забюрократизированность работы медиков тоже не стала помощником в экстремальных ситуациях.

По сути, действующая система здравоохранения сегодня в чем-то расхлебывает последствия проведенных ранее — в мирное время — реформ и оптимизаций. И сейчас ее участникам приходится на ходу приспосабливаться к новым обстоятельствам с неизбежными в таких условиях ошибками.

Одним разрешили работать, другим – нет

Первыми, кто понял, что запахло жареным, были предприниматели. Когда в стране объявили нерабочие дни, перед ними замаячила перспектива выплачивать зарплату за дни простоя, а на горизонте просматривались разрыв контрактов, наработанных связей и потеря клиентов.

Однако в крае уже 6 апреля многим промпредприятиям разрешили работать — первым в Сибири. И они по итогам полугодия показали даже лучший финансовый результат, чем год назад.

Торговля "стеснялась" чуть дольше, потом отделы и магазины стали понемногу открываться: одним разрешили, другие нашли лазейки, третьи просто действовали на свой страх и риск.

В самом тяжелом положении оказались туристический, оздоровительный бизнес, общепит и кинотеатры. И если туризм и санатории смогли "захватить" хотя был половину летнего сезона, то рестораны, спортзалы несли колоссальные убытки.

Самой распространенной формой поддержки для малого бизнеса оказалось получение МРОТ на зарплаты сотрудников.

Часть предпринимателей из самых пострадавших отраслей оказались в ситуации, на которую никак не могли повлиять. Они говорили: "Разное бывало — нам создавали трудные условия, принимали законы, которые усложняли нам жизнь, меняли на ходу правила игры, вводили санкции и различные запреты, но никогда не было такого, чтобы нам просто не давали работать".

Некоторых предпринимателей это заставило оставить прежний бизнес и сменить сферу деятельности.

Безработица возросла

68,6 тысячи человек с апреля по июнь 2020 года признали безработными, сообщал Алтайкрайстат. Ведомство не сообщило, сколько безработных было за этот же период 2019 года, однако сравнило уровень безработицы. За апрель-июнь 2020 года он в крае составил 6,2%. В этом же периоде прошлого года – 5,5%. За этой разницей стоят тысячи безработных.

Только за май число безработных выросло более чем на 5 тысяч человек.

Впрочем, некоторые промпредприятия летом начали прием сотрудников.

На Алтае за сутки резко увеличилось число тяжелых пациентов с COVID

На Алтае за сутки резко увеличилось число "тяжелых" пациентов с COVID

С начала пандемии заболевание диагностировали у 4318 больных внебольничной пневмонией, в 3849 – у заболевших ОРВИ. В 40% случаях болезнь протекает бессимптомно

Авиабилеты и ваучеры

Региональные суды завалены требованиями пассажиров, чьи авиарейсы отменили из-за пандемии, вернуть деньги за билеты. Чтобы спасти авиакомпании от банкротства, государство придумало не новую схему: граждан фактически обязали прокредитовать перевозчиков под очень низкий процент. Закон этот имеет обратную силу — его приняли в июле, но он распространился даже на тех, кто купил билеты ранее и уже судился с авиакомпаниями.

Билеты автоматически превратились в ваучеры (привет, 1990-е), которыми можно воспользоваться в течение трех лет. По истечении этого срока перевозчик будет обязан вернуть деньги с процентами по ключевой ставке ЦБ РФ (на данный момент это 4,5%), которая даже инфляцию не покроет.

"Правом у нас в стране не пахнет еще с начала пандемии. Весь карантин прошел вразрез с нормами законодательства. Потребителям остается только ждать разъяснений от Верховного суда", – ранее объяснял "Толку" барнаульский юрист Сергей Сандаковский.

За этим пинг-понгом из новых правил и новых способов их обхода потерялась главная цель: минимизировать потери от пандемии.

Елена Маслова, Анастасия Корягина

Новости партнеров

1000